Приветствую! Это блог о моих любимых куклах. Все они воплощают персонажей моей истории. Я играю в куклы через шитье и фотографирование. Надеюсь, вам здесь понравится ))))
Предупреждайте меня пожалуйста о перепостах и оставляйте активную ссылку на страницу!
Ваша крошка Саломея


17 июня 2011 г.

Воин и принцесса (глава 2)

   То, что написано ниже плод моего воображения, все совпадения имен, мест и вообще чего бы то ни было, случайны. Мои фантазии не претендуют на художественную ценность, но мне будет интересно узнать мнение того кто прочтет, посему буду рада любым комментариям. Да, я очень люблю диалоги, монологи и многоточия, спасибо за внимание.
Изменено 28.09.12 на последнюю версию.
  
Глава 2. Игра на грани.

Освобождение из заключения прошло очень буднично - ни выстрелов, ни криков. Включился свет, открылась дверь, зашла лейтенант Кларк и врач. Коммодора забрали в медотсек, а Костолицу нашли каюту здесь, на «Метели».
С момента освобождения прошло несколько часов, но Марку казалось, что прошло несколько дней. Он столько узнал о коммодоре… С одной стороны, его удивляла ее откровенность, а с другой — она ничего при этом не теряла, поскольку взяла с него обещание молчать. И потом, если бы они не затеяли эту игру в ответы и вопросы, ждать действительно было бы гораздо сложнее.
Прокручивая в уме разговор, он неожиданно для себя все время возвращался к тому моменту, когда Карен потеряла сознание. Он вспоминал тяжесть ее тела на своих руках, ненормальную прохладу кожи, едва уловимое дыхание… И никак не мог разобраться, что это — сочувствие раненому товарищу или… Так и не придя к конкретным выводам, решил сходить в медицинский отсек.
Палату коммодора он нашел без труда, вход в нее охраняла Рой Кларк — на вид около сорока лет, высокий рост, светлые волосы, стройная спортивная фигура. Она всюду сопровождала Карен, была поразительно немногословна и обычно вооружена едва ли не до зубов.
— Как она? — поинтересовался у нее Марк.
— Уже вне опасности, — холодно ответила та.
— Можно войти?
— Нет!
— Почему?
— Рой, впусти его, — раздался голос Карен
Капитан вошел, отдал честь, щелкнул каблуками.
— Коммодор Рэджи…
Он разглядывал девушку: несколько бледное лицо в обрамлении волос ярко-красного цвета казалось почти белым. Синеватые круги под и без того большими глазами, делали их просто огромными. Карен сидела в больничной рубахе, свесив босые ноги с края высокой кровати. В вену правой руки была вставлена игла, соединенная трубкой с медицинским автоматом.
— Рой, позови врача, пожалуйста, только не торопись особенно, — попросила девушка.
Та коротко кивнула, немного помедлила, задержав взгляд на Марке, затем вышла.
Карен жестом предложила ему сесть, однако он отрицательно качнул головой в ответ на ее предложение и встал у стены, облокотившись на нее и сложив руки на груди.
Девушка недовольно поморщилась.
— Сядь, пожалуйста, мне неудобно разговаривать с тобой, задрав голову, — требовательно высказалась она. Марк немного помедлил, оценивая степень серьезности девушки, затем все-таки уселся на стул напротив нее. Его голова оказалась на одном уровне с ее. Карен удовлетворенно кивнула, затем поинтересовалась: — Как к тебе обращаться, Марк или капитан Костолиц?
— Как вам будет угодно, коммодор, — ответил он.
— Мне будет угодно без формальностей, если ты не против.
Марк задумался.
— Мы на корабле… но поскольку кроме нас здесь никого нет, можно и просто по имени.
— Расскажи, что было дальше? — попросила она.
— Ничего, — пожал он плечами, — по моей субъективной оценке, нас выпустили примерно через час после того, как вы… ты потеряла сознание. Тебя отправили в медотсек, а мне нашли каюту здесь.
— Понятно.
Карен помолчала, будто на что-то решаясь.
— Марк, а как ты смотришь на то, чтобы стать капитаном моего флагмана «Метель»?
— Если это благодарность, то нет, спасибо, мне и на «Индиго» неплохо, — отказался он.
— Почему? — удивилась она.
— Ну, просто я не чувствую, что сделал что-то особенное, за что надо благодарить таким образом; простое «спасибо» меня вполне устроит, — улыбнулся он.
Карен улыбнулась в ответ.
— Ну, во-первых, врач сказал, что если бы ты меня не перевязал, вряд ли па и ма меня когда-либо увидели бы — видел бы ты Рой при этом, я думала, она меня испепелит взглядом. Так что в любом случае простым «спасибо» ты не отделаешься. А во-вторых, капитан «Метели» тоже был ранен и не может выполнять свои обязанности; и я, как видишь, не совсем в состоянии…
— А что, других вариантов нет? — удивленно поинтересовался Марк.
— Какие варианты?! — взорвалась девушка. — Сам подумай, кого я назначу?! Опыт управления большим кораблем в настоящий момент есть только у тебя, любого другого нужно учить, а это время, которого сейчас нет!
— Капитан Монкриф — его корабль той же серии, что и «Индиго», — предложил Марк.
Карен устало откинулась на подушки.
— Он же уже 2 недели как на задании и еще не вернулся.
— Я забыл.
— Забыл он, — проворчала она, — вообще, мне кажется, какая-то странная ситуация выходит: я уговариваю тебя принять повышение...
Костолиц встал.
— Простите, коммодор, я забылся! Если повышение — это приказ...
Карен закатила глаза, тяжело вздохнула и закрыла лицо руками.
— Да сядь уже и не изображай оскорбленного!
Он остался стоять, она убрала руки от лица и жалобно сказала:
— Ну что я тебе сделала, что ты не хочешь мне помочь…
— Вы командир, я подчиненный, достаточно просто приказать.
— Да не хочу я тебе приказывать! Не знаю, как так вышло, но сейчас ты самое близкое мне существо в пределах нескольких световых лет. Ты знаешь обо мне больше, чем знает Рой, а она была со мной столько, сколько я себя помню. И я не могу… а ты не хочешь…
Марк присел на край постели и внимательно посмотрел на девушку.
— На самом деле некого назначить капитаном?
— Нет, знаешь, целый взвод за дверью, не знаю, из кого выбрать, — грустно съязвила она.
— Ну, раз такое дело — конечно, я согласен.
— Спасибо, ты меня очень выручил...
В палату заглянула Рой.
— Я привела доктора.
Карен посмотрела на новоиспеченного командующего «Метелью».
— Можешь приступать к своим обязанностям. Только сообщи, в какой каюте решишь поселиться, чтобы тебя не искали по всему кораблю…
Марк ушел, а Рой, проводив его взглядом, удивленно вскинула бровь, однако в присутствии доктора не стала ничего говорить, отошла в дальний угол и постаралась казаться невидимой.
Низенький пожилой человечек в круглых очках, доктор Лев Вундермахер, изучал показания диагностических приборов медицинского автомата. Он ко всем своим пациентам всегда обращался на «ты», независимо от звания и возраста. Ему прощали эту маленькую причуду, поскольку он был действительно волшебником в своем деле, кроме того, сложно было найти человека приятнее и внимательнее него.
Карен обратилась к нему:
— Когда я смогу вернуться в свою каюту?
— Неделю как минимум ты пробудешь здесь, милочка, — отрезал доктор, осматривая ее ладони, ногти, изучая слизистую глаз и делая пометки у себя в записной книжке.
— Но это же так долго, — простонала она, — нельзя как-то побыстрее?
— Моя хорошая, — сложил он руки на груди и, сверкая линзами очков, продолжил: — я и так назвал самый оптимистичный срок! — Он строго посмотрел на девушку. — Это при условии, что ты будешь выполнять все рекомендации и не будешь пытаться сбежать из медотсека, как в прошлый раз!
Он погрозил ей пальцем; Карен стыдливо опустила глаза и промолчала.
— То, как скоро ты вернешься к работе, целиком зависит от тебя, милая, — говорил он, аккуратно рассматривая рану на ее правом боку. — Тебе повезло, что ранение не сквозное и заживать, по-видимому, будет неплохо, если, конечно, ты не начнешь носиться, как ненормальная, и раздавать всем свои, несомненно, ценные указания. А ты не начнешь, пока я не разрешу, — строго проговорил он, глядя ей в глаза, — и твоя очаровательная секьюрити за этим проследит. Так? — повернулся доктор к Рой, все это время тихо стоявшей в углу. Та серьезно кивнула в ответ; доктор, удовлетворившись этой краткой демонстрацией ее согласия с ним, повернулся к Карен и похлопал ее по руке. — Так что не раньше, чем через неделю, милочка!
Она глубоко и тяжело вздохнула, всем своим видом выражая покорность одновременно с недовольством на свое положение.
Доктор ушел, Рой вышла из своего угла и высказала то, что ее удивило до его прихода:
— Костолиц для вас уже Марк?
Карен усмехнулась.
— Ну, пока мы сидели в том чулане, обстановка не особенно располагала к соблюдению формальностей и мы мило поиграли в вопросы-ответы, пока я не вырубилась.
— Ох, нарветесь когда-нибудь на вопрос, на который не сможете ответить, — неодобрительно покачала головой Рой.
Карен довольно улыбнулась.
— До сих пор пока никому не удавалось задать такой вопрос. — Она поерзала немного, устраиваясь удобнее на постели, и откинулась на подушки. — Знаешь, чем хороша эта игра?
— Догадываюсь, но хочу услышать вашу версию, — ответила лейтенант, занимая позицию у двери.
— Во-первых, я узнаю массу информации, когда отвечают на мои вопросы. Во-вторых, когда отвечаю я, то раскладываю по полочкам то, что творится у меня в голове; ну а в-третьих, при необходимости у меня есть возможность произвести определенное впечатление — правда, в этом случае приходится иногда врать…
— И как много врать вам пришлось на этот раз? — поинтересовалась Рой.
Карен задумалась.
— Ты знаешь, ни разу… Мне кажется, Костолиц был предельно откровенен, а при таком раскладе врать самой было бы просто низко.  И его ответы мне понравились. А еще он мне задолжал ответ на двойной вопрос…
— Планируете продолжить игру?
— Обязательно, как только представится такая возможность. Он очень интересный человек.
— А что за новые обязанности?
— Командование «Метелью».
— Потянет ли? — усомнилась Рой.
— Ну, судя по тому, что я о нем узнала, думаю, да. Кроме того, Монкрифа сейчас нет, а больше некому. Я ведь не могу… или могу?
— Не можете, и это не обсуждается! — тоном, не терпящим возражений, ответила лейтенант.
— Ну вот видишь!
— Карен, я не думаю, что Костолиц — подходящий объект для ваших игр; он ведь далеко не глупый: достаточно ошибиться один раз, и вы потеряете его и как подчиненного и как… вероятного друга.
— Ну, пока что я была честна с ним, но в целом ты права… Знаешь, до этого я ведь тесно с ним не взаимодействовала. А по его личному делу я поняла только то, что он честный и в зависимости от обстоятельств может действовать нестандартно. Пообщавшись с ним, пришла к выводу, что как человек он мне нравится. Он не стремится казаться лучше, чем есть, не идет на поводу, и у него есть свои правила, которых он старается придерживаться; и это, кстати, его сила и слабость одновременно… Все, хватит о нем! Лучше расскажи, что произошло? Я помню только, что со мной связался человек с Зеды, один из мелких подчиненных барона Рю. Он подозревал, что из его ведомства идет утечка информации. Наверх он обращаться побоялся и нанял меня. Все, с этого момента я ничего не помню.
— Я сама не полностью в курсе происходящего, но, насколько я поняла, платой вам стала та же информация, которую и украли.
— Зачем она мне? — Карен озадаченно покусала губу.
Рой пожала плечами.
— Вы не сообщили мне. Выявить шпиона нужно было быстро. Потому вы притворились посредником в приобретении той же самой информации, которую вы вроде как должны были купить. Должна была быть встреча на «Метели» как нейтральной территории, якобы с целью передачи данных, — это была ловушка для двойного агента. Меня вы отправили на настоящую встречу, а сами присутствовали для правдоподобности здесь, на липовой. Ловушка сработала — предатель раскрыл себя. Запись нападения была зафиксирована на видео. Вы находились в мертвой зоне объектива камеры, и вас там не было видно. Агент вычислен, утечка остановлена, мелкий подчиненный — герой, а вы, немного побыв взаперти, получили нужную информацию.
— А причем здесь Костолиц?
— Вы сказали, что для отвода глаз, как телохранитель, потому что он похож на меня.
— О, а ведь и правда немного напоминает. — Карен сузила глаза, пристально разглядывая Рой и анализируя сходство с Марком. — Почти тот же рост и телосложение, похожий цвет и длина волос, даже глаза...
— На этом наше сходство заканчивается, — резко высказалась Рой.
— Ну конечно, у него нет твоей груди, а у тебя плечи поуже, чем у него, — съязвила Карен. — Ладно, не обижайся, — примирительно проговорила она. Рой в ответ только согласно тряхнула головой.
Карен продолжила:
— Зачем меня заперли?
— Чтобы вы не попали в кадр при записи. Изначально вы нужны были как приманка для шпиона, и это сработало, дальше уже были их внутренние разборки. Когда все закончилось, вас выпустили.
— Но почему в темноте, раненую, да еще и в карцере.
Рой нахмурилась.
— Ранение, возможно, было случайностью, а вот почему в темноте и в карцере, я не знаю; может, просто не подумали и заперли в первом попавшемся месте. Кроме того, вам должны были ввести анальгетик, чтобы вы не мучились от головных болей, после того как действие парализатора пройдет.
— Нам его, скорее всего, и ввели, и именно поэтому я поздно заметила, что ранена. И вообще, почему нас держали взаперти так долго? — возмутилась Карен.
— Неполные два часа — это долго? — удивилась телохранительница, подняв брови.
— Марк сказал, что нападавшие были вооружены парализаторами, но в это как-то не укладывается мое ранение и ранение капитана «Метели», — хмуро высказалась Карен.
Рой пожала плечами.
— Он рассказал то, что видел. А видел он, до того как его парализовали, я думаю, далеко не все.
— Стоп, ты говорила, есть запись видео!
Телохранительница покачала головой.
— Запись была в единственном экземпляре, и ее тут же забрали зедианцы. Как вы понимаете, копию сделать нам никто не дал, — криво усмехнулась она.
— А жаль, — разочарованно протянула Карен, — она бы очень помогла мне понять происходящее. И вопрос с ранением так и не ясен.
— Ваше ранение ножевое, как и ранение капитана.
— Суть в том, случайное оно или намеренное. Ведь больше никто не пострадал, а вывели из строя именно тех, кто мог командовать флагманом. Значит, для чего-то кому-то это было нужно.
Рой возразила:
— Мне кажется, вы ищете подвох там, где его нет. Вам лучше отдохнуть: на свежую голову лучше думается, да и выглядите вы не очень хорошо.
— Да, ты права, чувствую я себя очень усталой, разберусь со всем потом, — сказала девушка, зевая и укладываясь в любимую позу для сна. — Но я все равно не понимаю, зачем меня запирать было, я бы и так не лезла в кадр.
— Не я это придумала, не у меня это и спрашивайте...

 Посещение лазарета и общение с коммодором внесло еще больший хаос в мысли Марка. Карен… Какое замечательное имя, оно так удобно перекатывается на языке, и так идет ей — короткое и резкое, как она сама… Его удивляла и в то же время ему очень нравилась стремительная манера девушки добиваться своего. Он снова и снова прокручивал разговор в уме: что-то его смущало и не давало покоя, но вот что именно, уловить не удавалось… По логике вещей, действительно подходящей кандидатуры на пост капитана флагмана не было. Однако и высокой срочности куда-то лететь вроде бы тоже. Хотя, возможно, он просто чего-то не знает о планах коммодора. Бывает, что она не всегда посвящает в свои планы всех, как и в этот последний раз. Только раздает указания, кому что делать, без объяснения причин, однако требуя беспрекословного и точного их выполнения. Как в оркестре, где у каждого инструмента своя партия. И о том, как все должно звучать в итоге, знает только дирижер...


(продолжение следует)

Понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями!



6 комментариев:

  1. События - как времени будущего, а выражения типа блин, сегодняшние.

    ОтветитьУдалить
  2. Не, это не будущее, это параллельная реальность, поэтому выражения сегодняшние )))

    ОтветитьУдалить
  3. о, вторая глава гораздо легче читается!

    а что это марк так заупрямился, не хотел повышение принимать, как будто это что-то плохое? )))

    мммм, у меня параноя или на корабле/во флоте карен некий загвоор?..

    ОтветитьУдалить
  4. Ну, он считал, что за перевязку Карен повышение слишком большая награда )))

    Заговор? Все может быть ))))

    ОтветитьУдалить
  5. ужас, а как же субориданция ))) хорошо, что дисциплинарное взыскание не получил за то, что препирался )))) карен очень добрая, конечно )))

    интереесно )))

    ОтветитьУдалить
  6. Получил бы, если продолжил возражать. На этом все бы и закончилось ((

    ОтветитьУдалить

 
Copyright 2012 Handmade for dolls.