Приветствую! Это блог о моих любимых куклах. Все они воплощают персонажей моей истории. Я играю в куклы через шитье и фотографирование. Надеюсь, вам здесь понравится ))))
Предупреждайте меня пожалуйста о перепостах и оставляйте активную ссылку на страницу!
Ваша крошка Саломея


18 июня 2011 г.

Воин и принцесса (глава 3)

То, что написано ниже плод моего воображения, все совпадения имен, мест и вообще чего бы то ни было, случайны. Мои фантазии не претендуют на художественную ценность, но мне будет интересно узнать мнение того кто прочтет, посему буду рада любым комментариям. Да, я очень люблю диалоги, монологи и многоточия, спасибо за внимание.
Изменено 28.09.12 на последнюю версию. 

Глава 3. Случайные встречи – неслучайный финал.

Карен не спалось, она решила прогуляться по кораблю. Выглянув в коридор медотсека, она прислушалась — кругом царила тишина, которую нарушала лишь едва слышная вибрация холостых оборотов двигателей корабля. Даже в доках двигатели на «Метели» не выключали, потому что их холостой ход был гораздо дешевле в плане расхода топлива, чем их разогрев и запуск заново.
Удовлетворено кивнув себе, она вышла из палаты. Металлический пол приятно холодил босые ноги. Везде было тихо и сумрачно — освещение было в режиме «ночь». Чтобы не смущать людей, на капитанский мостик она решила пойти по маршруту с минимальным количеством  постов и дежурных служб. Там был панорамный иллюминатор, и Карен предвкушала, как будет сидеть и, болтая ногами, любоваться через него идеальными линиями и формами кораблей своего флота.
Внизу на мостике, она увидела Марка. Тот увлеченно терзал тактический компьютер: решал одну и ту же задачу и каждый раз неверно. Карен решила, не обнаруживая своего присутствия понаблюдать сверху, что из этого выйдет. К ее сожалению, капитан быстро нашел решение и повернулся к ней.
— Не спишь?
Карен спустилась к нему по лестнице:
— как ты меня заметил, я же тихо пришла? — удивилась она.
— Ходишь ты тихо, а вот дышишь пока еще громко, — улыбнулся Марк.
— А чем это ты занимался? — поинтересовалась девушка, пытаясь заглянуть в монитор.
Марк смутился:
— Учился…
— А можно мне?
— Пробуй, — он вывел на экран условия задачи, над которой работал, и уступил ей место за компьютером.
Задание было из разряда сложных, но не невыполнимых — Карен со второй попытки нашла нужную комбинацию команд, приводящую к необходимому результату.
Заглянув в ответы капитана, она увидела, что у него несколько правильных решений, каждому из которых предшествует несколько неудачных вариантов. Карен вопросительно глянула на Марка.
Тот пояснил:
— Я решаю задачи не для того, чтобы найти правильный ответ, а для того, чтобы понять, почему найденное решение неправильное. С моей точки зрения, есть очевидные факторы, а есть неочевидные. Если последних несколько ­— они усиливают друг друга, и ответ выходит неверным. Моей целью было выявить эти факторы, исключить их, и таким образом правильное решение находилось само собой.
Карен возразила:
— В тактических задачах правильность решения зависит от цели, хорошее решение для одной будет плохим для другой.
— Согласен, однозначно безукоризненного ответа не существует, все зависит от того, что нужно получить на выходе при одних и тех же условиях. Моей задачей было сохранить максимум людей и техники.
— Любой ценой?
— Да, любой, но при правильном подходе потери вменяемы.
— И чем ты жертвовал?
— Конкретно в этой задаче, в одном варианте, корабли и люди в порядке, но пришлось пожертвовать временем и очень много маневрировать. В другом варианте все произошли быстро, масса раненых, но почти все остались живы, и техника практически не пострадала, в третьем пришлось маневрировать, люди не пострадали, однако огромное множество некритических повреждений техники.
— Интересно, — задумчиво проговорила девушка, — мне никогда не приходило в голову решать задачи обратным способом. А ведь разбор причин неудачи действительно дает массу информации. Благодарю за урок. Пожалуй, я пойду, мне есть, над чем подумать…
— Тебя проводить?
— Нет уж, спасибо, — отмахнулась она, — у себя дома я дорогу найду, спокойной ночи!
Однако возвращаться в палату ей не хотелось, как и спать. Она много спала днем, чем несказанно радовала Рой, которой пока еще не пришло в голову, что ночью Карен развлекает себя прогулками по кораблю.
Сейчас наступил период полнейшего безделья. Во-первых, нужно было ждать, когда закончат модификацию двадцати пяти истребителей, живущих в утробе флагмана — на станции Крокус работают отличные инженеры. Во-вторых, к ним должен присоединиться после выполнения задания капитан Монкриф, на своем «Кариме». И в-третьих, раз она собралась домой, на Тарон, где не была уже восемь месяцев, то чтобы не гонять свои транспортные корабли порожняком, нашла на станции подходящий контракт, и теперь нужно было дождаться окончания погрузки. Все документы были подписаны, а формальности улажены еще до истории с утечкой информации, поэтому днем сейчас, кроме того чтобы спать, делать было решительно нечего.
Первые два дня вынужденное ничегонеделание ее только радовало, теперь же невероятно бесило. Она искала, чем заняться и не находила. Единственное, что ее хоть как-то успокаивало, это ночное медитирование в панорамный иллюминатор, под аккомпанемент низкого гула двигателей, который на мостике был чуть громче.
— А раз сегодня медитация не получилась, значит, буду развлекаться по другому, — сказала Карен сама себе и решительным шагом зашлепала в сторону своей каюты. Правда, через пару десятков метров решительности в ее походке значительно поубавилось, поскольку раненый бок тут же поспешил напомнить о себе. Чертыхаясь и покусывая губу от напряжения и боли, она продолжила движение в нужном направлении. Придя в свою каюту, после минутного отдыха, включила комм и набрала команду означающую «противник в зоне видимости», однако запустить ее не успела.
— Вы с ума сошли, — шепотом ругалась Рой, оттаскивая коммодора от клавиатуры.
— Учебная тревога еще никому не повредила, — также шепотом возражала Карен, безуспешно пытаясь высвободиться из ее захвата, добраться до нужной кнопки и нажать ее.
— Я не про тревогу, я про вас! Немедленно вернитесь в медотсек, или я сама вас туда отнесу!
Карен уже была порядком уставшей, а борьба с Кларк ее окончательно вымотала. Она перестала сопротивляться и обмякла. Убедившись, что это не уловка, Рой, наконец, отпустила ее и помогла сесть в кресло.
— Я помираю от скуки, — жалобно проговорила девушка, держась за раненый бок — а это единственное доступное мне развлечение.
Рой покачала головой.
— Это развлечение продлит ваше пребывание в медотсеке на несколько дней. Если вы добиваетесь именно этого, то я вам, конечно, мешать не буду.
Карен состроила недовольную гримасу, но ничего не ответила, Рой продолжила, — если вам нечем заняться, решайте тактические задачи, берите пример с Костолица.
— Ты следишь за мной! — возмутилась Карен.
— Вы не ребенок, чтобы за вами следить, я просто наблюдаю, чтобы вы не делали глупости.
***
Босая Карен уверенно двигалась в направлении от кухни к медотсеку, нагруженная всякой едой и питьем. Поскольку ночью маловероятно на этом маршруте столкнуться с кем-либо, девушка, не глядя, уверенно шла в нужном направлении. Но маловероятно не значит невероятно, и за очередным поворотом она столкнулась лоб в лоб с Марком. Вся гора снеди, которую Карен до этого чудом удерживала в равновесии, посыпалась на пол. Чтобы сберечь голые ноги от падающих предметов, Карен резко отскочила, охнув, схватилась за раненый бок и начала оседать. Марк подхватил ее и аккуратно спустил на пол — в его глазах плясали чертики.
— Тебя что, совсем не кормят?
— Ох, Марк, кормят, но такой гадостью, что я все время голодная. А доктор, между прочим, сказал, что мне нужно мясо и жидкость.
Марк обратил внимание на темную бутылку и яркий шуршащий пакетик, — а про сладости и вино он тоже говорил? — поинтересовался он, хитро улыбаясь.
— Боже, — застонала Карен. — И ты туда же, вы все сговорились что ли? Мало мне Рой днем, так теперь еще и ты среди ночи…
— Я ведь просто спросил, — примирительно заметил Марк, — хочешь, помогу донести?
— Правда? И даже не попытаешься меня отговорить? — недоверчиво поинтересовалась она.
— Зачем, ведь все равно будет по-твоему, — улыбнулся он, — кроме того, я не уверен, что вот это все ты съешь за один раз.
— Я брала с запасом, чтобы завтра ночью не ходить…
— Так как, помочь тебе?
— Это будет замечательно! — согласилась она.
Марк нашел на кухне пластиковую корзину, сложил в нее все, что рассыпала Карен, и взял в левую руку. Сама Карен повисла на его правом предплечье, потому что до плеча не доставала. Таким образом, они двинулись в сторону медотсека.
— Кстати, а что ты сам делал среди ночи в этом коридоре?
— То же, что и ты, хотел перекусить.
Карен остановилась, — тогда у меня гениальная мысль, давай вместе перекусим у меня в палате, а то я правда погорячилась с количеством еды…
— А это удобно? — с сомнением проговорил Марк.
— Да ты меня просто спасешь, иначе Рой мне голову оторвет!
— Она вроде с виду спокойная, — удивился он.
— Ага, вот именно, что только с виду, — проворчала Карен.
— В таком случае, буду рад помочь!
Они разложили принесенную еду на столике в палате. Девушка с восторгом разглядывала получившийся натюрморт.
— Ты не против, если я некоторое время помолчу, уж очень есть хочется, — сказала Карен, отрезая большой ломоть копченого мяса.
Марк сделал разрешающий жест и стал потихоньку наблюдать за девушкой.
«Какая она интересная», — подумалось ему. Начиная с внешности и заканчивая манерами. Яркие волосы, необычного цвета глаза, точеный профиль. Быстро двигается, быстро говорит, быстро принимает решения, и, что удивительно, чаще всего очень обдуманные решения. Как будто торопится жить, боится что-то пропустить. Хотя временами бывает и совсем другой — спокойной, хладнокровной, неспешной, очень выверенной, как будто заранее знающей все и вся. Он пришел к выводу, что, такая как сейчас, она ему нравится гораздо больше и что он не хотел бы встретиться с ней в ее спокойном состоянии.
Сытная еда и поздний час сыграли свою роль — Карен клонило в сон. Они быстро спрятали остатки еды, Марк пожелал ей спокойной ночи и пошел к себе.
***
Карен, шлепая босыми ногами, занятая своими мыслями, кружила по коридорам корабля… Ей нравилось это время суток: глубокая ночь — самое время для нападения… Неожиданно для себя она оказалась в крыле корабля, в котором располагалась каюта Марка — сейчас дверь в его каюту была полуоткрыта. Карен, не таясь, подошла к двери: Марк с голым торсом отжимался на кулаках, был сосредоточен на своем занятии и не замечал ее. Девушка засмотрелась — он отжимался четкими уверенными движениями, мышцы перекатывались под светлой кожей, на которой блестели капельки. Поколебавшись немного, она решила не прерывать его занятия и беззвучно ушла.
Она бродила по тихим коридорам и думала, о том, что ей очень хочется еще раз оказаться запертой в компании с Марком…
Как только Карен ушла, Марк прекратил упражнение и задумался… почему же она долго стояла, но так и не обнаружила своего присутствия…
***
Карен в больничной рубахе сидела на самом верху капитанского мостика, болтала ногами и любовалась видом из панорамного иллюминатора. Картина была впечатляющей: на темном небе среди сверкающих звезд переливался сигнальными огнями без малого десяток кораблей ее флота. Она легко нашла среди них «Индиго» — он отличался от остальных размерами и изящной обтекаемой формой. Не зря это один из самых быстрых ее кораблей и еще самый красивый. Она попыталась представить, как бы выглядел «Метель» из его иллюминаторов: в полтора раза больше, чем «Индиго», тяжелый, но при этом весьма маневренный корабль… Картина, что она представила себе, так заворожила ее, что она не услышала, как подошел Марк и встал поодаль, облокотившись на стену… Встряхнув головой, Карен, наконец, заметила его.
— Не спишь?
— Любуешься? — парировал Марк.
— Ага, красиво… — задумчиво произнесла Карен и тут же решительно заявила: — Марк, мы уже не первую ночь сталкиваемся друг с другом, мне кажется, это ненормально…
Марк удивленно поднял бровь и после небольшой паузы высказался, — знаешь, мне кажется, что это не случайно — ночь, почти темно, мы одни, тебе это ничего не напоминает?
Карен деланно удивилась.
— Что-то я не пойму…
— Я думаю, мы подсознательно ищем повторения определенных обстоятельств…
— А, вот теперь догадываюсь, — протянула она. — Думаешь, пора к доктору?
— Возможно, — усмехнулся он, — но можно попробовать обойтись своими силами…
Карен внимательно посмотрела на Марка, затем медленно, выделяя каждое слово, произнесла:
— Ты хочешь сказать, что раз мы подсознательно ищем повторения, то надо это самое повторение не искать, а организовать самим?
— Заметь, не я это сказал, — усмехнулся он.
— Но ты привел меня к этому выводу! — возмутилось девушка.
— Ну и что мы будем делать? — поинтересовался Марк, проигнорировав ее возмущение.
— Я думаю, ты прав, — Карен решительно кивнула головой и встала, — давай организуем те самые обстоятельства, но только сделаем чуть комфортнее: обойдемся без ранения, холодного пола и темноты, зато добавим еды и воды…
— Согласен, хотя нужен еще и психологический дискомфорт…
— Это я тебе организую без проблем, — Карен махнула рукой, — пара неудобных вопросов и все дела…
— Я тоже умею задавать неудобные вопросы, — предупредил Марк.
— Тогда все должно получиться, и наши подсознания, наконец, успокоятся, — пожала плечами Карен.
— Так куда пойдем?
После минутного раздумья Карен предложила, — пойдем в медотсек, до утра еще часа четыре, так что никто не помешает, только давай не в моей палате, а в пустой.
— А двери?
— Ха, на моем корабле для меня все двери открыты, — гордо продемонстрировала она свой универсальный электронный ключ.
Марк прищурился.
— А почему в твоей палате не хочешь?
Карен несколько замялась, затем неохотно высказалась:
— Там неудобно…
— Вот и отлично, как раз необходимая степень психологического дискомфорта…
Ничего не сказав, девушка развернулась и направилась в сторону лазарета. Марк немного помедлил и пошел следом.
Карен заперла дверь изнутри палаты и сломала карту электронного ключа. Марк дернулся, но и только.
— Для пущей атмосферности, — пояснила она, улыбаясь. — Если ты переживаешь за ключ, у меня еще один есть, разумеется, не здесь.
— Как скажешь… Кто начнет? — поинтересовался Марк, удобно расположившись в кресле для посетителей.
Карен ничего не оставалось, как расположиться на кровати, что она и сделала с некоторым чувством раздражения на свою невыгодную позицию.
— Давай ты.
— А как же двойной вопрос, ответ на который я тебе задолжал?
Карен улыбнулась.
— Успею, начинай!
— Ну хорошо… Почему тебе неудобно в своей палате?
Карен задумалась.
— Сложно сказать, во-первых, я уже так устала выздоравливать, что просто не могу видеть свою палату, поэтому я ночью по кораблю гуляю, а во-вторых, наверное, уже не имеет значения…
— Что именно не имеет значения?
— Увидит нас кто-нибудь вместе или нет…
— Кто-то конкретный?
— В частности, Рой…
— А что произойдет, если нас вместе увидит Рой? — допытывался Марк.
— Ну, она, конечно, прямо ничего не скажет, но как бы между делом, начнет доставать нотациями о приличиях и субординации…
— А зачем ты тогда сломала карту ключа?
— Отчасти от злости, отчасти из принципа: раз уж решилась на эту авантюру, так пусть будет максимально достоверно…
— Понятно, теперь твоя очередь.
— Почему тебе не нравится быть капитаном «Метели»?
Марк покачал головой.
— Мне нравится быть капитаном, но мне не нравится то, как я им стал.
— А поконкретней?
— Сложно объяснить, но я попробую… Видишь ли, я эмпат, хорошо чувствую и понимаю эмоции других и иногда могу определить, правду человек говорит или ложь…
— Да ты прям ходячий детектор лжи!
— Если бы, — грустно усмехнулся Марк. — К сожалению, это работает только в отношении того, кого я хорошо знаю или с кем удалось хоть сколько-то пообщаться…
— И как ты определяешь?
— Ну, иногда у меня ощущение, что слова окрашиваются в цвета, иногда я чувствую как бы температуру слов. Холод или синий цвет — правда, красный или тепло — ложь… Так вот к тому моменту, когда ты мне предложила стать капитаном, я уже достаточно провел с тобой времени, чтобы можно было как-то калибровать...
— И… — подбодрила его Карен, открывая бутылку с водой.
— Я так и не понял что это было, в общем, твои слова не красные и не синие, не холодные и не теплые — не правда, но и не ложь, и вот это мне как раз и не дает покоя… Такое ощущение, что ты играла, игра ведь по сути — это не ложь, но и не правда…
Карен поперхнулась глотком воды.
— Как ты сказал?
— Будто ты играла…
Карен потрясенно смотрела на Марка, а потом глаза ее закрылись, и девушка потеряла сознание…
Марк подскочил к ней, начал метаться по палате, искать, чем привести в чувство, — взгляд упал на бутылку с водой. От брызг ее веки затрепетали, еще через пару минут девушка открыла глаза и заплакала… Марк обнял ее и стал баюкать. Карен устроилась калачиком у него на коленях, потихоньку ее всхлипывания стали реже.
— Ну ты и напугала меня, родная, — прохрипел Марк, когда Карен более менее успокоилась. — Говорить можешь?
Карен кивнула в ответ.
— Что я такого сказал, что ты так среагировала?
— Ты угадал, — прошептала Карен. — Я вспомнила слова Рой и испугалась, что больше тебя не увижу…
— И что же она сказала?
— Она сказала, что когда-нибудь я доиграюсь и потеряю тебя и как подчиненного, и как…
— Но с чего ты взяла, что больше не увидишь меня?
— Уйдешь на свой «Индиго», разорвешь контракт, мало ли вариантов…
— Господи, Карен, да я всю неделю после нашего памятного заключения думал только о тебе — вспоминал, как ты говоришь, как двигаешься, как выглядишь. Ни тактические задачи, ни новая должность, ни физические упражнения не помогали…
— Знаешь, я гуляла ночью по кораблю и искала, будто что-то потеряла, но никак не могла понять, что же именно…
Марк подумал, что, несмотря на всю ее силу, резкость и решительность, она, в сущности, почти ребенок. Его накрыла волна нежности — он поцеловал ее в макушку, в еще не высохшие от слез глаза, точеный нос, их губы встретились. Карен обняла его, ее прикосновения обжигали, и Марк который раз удивился ее способности стремительно менять состояния: минуту назад слабая и беззащитная Карен стала резкой и требовательной, в стороны полетели мундир Марка и рубаха Карен. Марк был теплый, мягкий и соленый, как море, и она утонула в этом море. Уже на исходе ночи Карен заснула, уютно свернувшись в руках Марка. А Марк нежно перебирал ее мягкие волосы и думал, что ему очень не хочется, чтобы наступило утро...
Утром Рой пришла занять свой пост у входа в палату Карен. Дверь была заперта. Раздобыв ключ, Рой вошла — Карен спала в обнимку с Марком, в палате царил красноречивый беспорядок, на тумбе лежала сломанная карта универсального электронного ключа. Оставив свой ключ на тумбе, Рой тихо удалилась.

(продолжение следует)

Понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями!



4 комментария:

  1. как они забавно флиртовали )))))

    вот у меня два вопроса:
    1. как можно старшего офицера, лежащего в медотсеке кормить гадостью?! )))) какое безобразие, на гауптвахту обслуживающий персонал ))))
    2. рой не испытывает случайно к карен никаких романтических чувств? )))))

    ОтветитьУдалить
  2. Ответ:
    1. Гадость, с точки зрения этого самого офицера, это диета назначенная лечащим врачом (который сам по званию старший офицер), вполне себе полезная, однако, не очень вкусная )))
    2. У моего мужа возник тот же вопрос )))) Но у Рой разве что материнские чувства к Карен )))

    ОтветитьУдалить
  3. 1. эх, вот всегда так, полезно, но не вкусно ))) хорошо хоть у карен ключи от всех дверей и можно нормальной еды натырить )))
    2. агаа, ясно )))))

    ОтветитьУдалить
  4. Натырить то можно, и режим нарушать тоже, только доктор потом кааааак даст! )))))

    ОтветитьУдалить

 
Copyright 2012 Handmade for dolls.