Приветствую! Это блог о моих любимых куклах. Все они воплощают персонажей моей истории. Я играю в куклы через шитье и фотографирование. Надеюсь, вам здесь понравится ))))
Предупреждайте меня пожалуйста о перепостах и оставляйте активную ссылку на страницу!
Ваша крошка Саломея


15 июля 2011 г.

Воин и принцесса (глава 7)

То, что написано ниже плод моего воображения, все совпадения имен, мест и вообще чего бы то ни было, случайны. Мои фантазии не претендуют на художественную ценность, но мне будет интересно узнать мнение того кто прочтет, посему буду рада любым комментариям. Да, я очень люблю диалоги, монологи и многоточия, спасибо за внимание.
Изменено на последнюю версию 28.09.12

Глава 7. Ход конем.

Ну что же, играть, так играть…
Остаток прошлого дня и утро не принесли ничего нового. Марк оделся и вышел из каюты по направлению к капитанскому мостику. За очередным поворотом он столкнулся с Саритой. Это не было для него неожиданностью.
— Марк, — окликнула она его.
Помня слова Карен о том, что неплохо бы узнать ее намерения, он не стал ее игнорировать и остановился.
— Чего ты от меня хочешь?
— А разве это не очевидно? — произнесла девушка, положив руки ему на плечи. Ее движения были мягкими и вкрадчивыми, а ладони теплыми.
Марк снял ее руки с себя и внимательно посмотрел на нее.
— Я ведь давно дал тебе понять, что продолжение наших отношений невозможно. Не заставляй меня думать, что твоя непонятливость — следствие твоей тупости. Давай начистоту, что тебе нужно?
— Марк, я выразилась предельно конкретно, мне нужен ты, неужели все, что между нами было, для тебя совсем ничего не значит, — она мягко обошла Марка слева и провела пальцем по его плечу до локтя, убрав руку до того, как он попытался сбросить ее резким движением.
— То, что между нами было, я хочу забыть, как страшный сон… — огрызнулся он.
— Милый, неужели все было настолько плохо, — ворковала Сарита, медленно обходя его с другой стороны.
— Все могло бы быть очень хорошо, если бы ты сама все не испортила, а теперь нет смысла об этом говорить…
Сарита наконец перестала двигаться, остановилась и поглядела в глаза Марку.
— Твоему ребенку нужен отец…
— Что ты сказала?
— То, что слышал, но, если у тебя проблемы со слухом, я могу повторить. Твоему ребенку нужен отец, — спокойно глядя ему в глаза, проговорила она.
По мере того, как смысл слов, сказанных девушкой, доходил до него, внутри все сильнее сжимался тугой комок отчаяния. Он сложил руки на груди и облокотился о стену, стараясь не показать своего смятения и того, что он еле держится на ногах. Марк прикрылся иронией.
— Вот как? Докажи сначала!
— Легко, — улыбнулась девушка, мягким быстрым движением заправив ему выбившуюся прядь волос за ухо. — Прямо здесь и сейчас? — промурлыкала она ему на ухо, как довольная кошка. — Или мы встретимся в более интимной обстановке?
— Хорошо, мы встретимся, я сам свяжусь с тобой.
— Я буду ждать с нетерпением, надеюсь, что наша встреча будет приятна нам обоим, — проворковала девушка, легким движением погладив его по лицу и убрав руку прежде, чем он ее поймал. Затем она развернулась и ушла, а Марк так и остался стоять, прислонившись к стене и рискуя рухнуть, лишившись опоры.
«Ход конем, если следовать терминологии Карен, — подумал он. — За что мне это все: Елена, Сарита, ребенок… И ведь не разберешь, правду она говорит или нет…».
Его способности эмпата молчали. Слишком много времени прошло с их последней встречи, чтобы можно было калибровать правду и ложь. Кроме того, с Саритой и раньше в этом отношении было очень сложно. Если она лгала, то умела искренне верить в свою ложь, и таким образом ее ложь часто выглядела для него как правда…
«Да, хорошо день начался, ничего не скажешь, — подумал он. — Надо найти Карен».
Карен сидела за комомм в своей каюте, обложившись информационными файлами, но тут же бросила свое занятие, увидев Марка мрачнее тучи.
— Сарита сделала первый ход? — поинтересовалась она.
— Ага, да еще какой, сразу в нокаут… — С этими словами Марк тяжело опустился в кресло.
— Ну же! — нетерпеливо потребовала Карен.
— Она утверждает, что у нее от меня ребенок, — устало выговорил Марк, закрыв глаза и откинув голову на спинку.
Карен, кусая губу, обдумывала полученную информацию.
— Да, я недооценила ее, — раздраженно высказалась она.
— Я предупреждал…
Карен пристально посмотрела на него.
— Как ты думаешь, это правда?
— Не могу сказать, — мрачно ответил он, — она говорит, что может легко доказать, что это мой ребенок, и хочет встретиться, как она выразилась, в «интимной обстановке»…
— Придется встретиться, — задумчиво заявила Карен .
— Ты уверена? — не меняя позы и не открывая глаз, бросил он. — Может, не стоит продолжать…
Карен забралась к нему на колени и обняла его, положив голову на плечо.
— Хороший мой, что бы ни случилось, верю я тебе, а не кому бы то ни было. И раз уж мы с тобой начали эту игру, придется довести ее до конца, каким бы он ни был. Я понимаю, что достается больше всего тебе, но у тебя есть преимущество в виде меня, — подбодрила она его. — А ей приходится рассчитывать только на себя.
— У нее прекрасно это получается, — ответил Марк.
— Ну хватит, — рассердилась Карен, вставая с его колен. — Если ты в самом начале так раскис, то я просто не знаю… Она намеренно вогнала тебя в бурю эмоций, а ты поддался! Я тебя не узнаю, где твое стратегическое мышление, куда девалась твоя логика, где ты потерял свою убийственную иронию и нахальство?! — она почти кричала, а потом размахнулась и с силой ударила его по щеке.
Марк никогда не видел ее в таком состоянии и был настолько потрясен, что даже не почувствовал боли от весьма чувствительной пощечины… Карен, глядя на его удивленную физиономию, рассмеялась.
— Прости, родной, но тебе это было необходимо, — заявила она, возвращаясь к нему на колени и снова обнимая.
К Марку вернулся дар речи.
— Ох, спасибо тебе, ты права, так я чувствую себя гораздо лучше. Умеешь ты привести в чувство, ничего не скажешь…
Карен с виноватым видом уткнулась ему в шею.
— Ну прости, пожалуйста, просто нужно было что-то сильное, чтобы переключить тебя, и мне ничего другого в голову не пришло.
Марк потер место пощечины — там явственно алел отпечаток изящной ладони.
— Болит? — сочувственно поинтересовалась она.
— А как ты думаешь?
— Ничего, сейчас полечим, — сказала Карен, целуя место удара. — Ну как?
— Уже не так сильно, но все еще болит…
— Ничего, потерпишь, — усмехнулась она. — Ты как, в состоянии сейчас воспринимать информацию?
— О, да, ты замечательно об этом позаботилась! — он снова потер место пощечины.
— Тогда скажи-ка мне, дорогой, — перешла она сразу к делу, — пока вы разговаривали, не прикасалась ли она к тебе?
— Прикасалась, много раз, хотя я и пытался этому препятствовать, а что, это имеет какое-то значение?
— О, да! Веришь, нет, но твое кислое состояние напрямую с этим связано. А с какой стороны она к тебе подходила?
— Это тоже имеет значение?
— Да, так с какой?
— Слева, немного сзади…
— Так я и думала…
Марк не понимал смысла вопросов Карен, как и того, что ей могут дать ответы на эти бессмысленные вопросы. Однако для нее они, по-видимому, имели значение, потому он молча ждал продолжения.
— Она вогнала тебя в кинестетику, а, поскольку твое тело в тот момент было не совсем в кондиции, после полученной информации состояние тела определило состояние твоей души. Однако вопрос, сознательно она это делала или нет… Я больше чем уверена, что разговаривала она с тобой, мурлыкая и пришептывая…
— Да, так и было, но я не понимаю…
Карен нетерпеливо отмахнулась, — долго объяснять, главное я понимаю.
— И что дальше?
— Надо сказать, твоя встреча с ней дала мне массу ценной информации. Я считаю, что встретиться с ней нужно обязательно, только тебе придется поработать. Нужно постараться вывести ее из себя, лучше всего, если ты будешь хамить и иронизировать в отношении любого ее высказывания. При этом тебе нужно будет узнать три вещи. Во-первых, где этот ребенок, во-вторых, что там у нее за доказательства, в-третьих, пусть докажет подлинность своих доказательств. Есть еще и «в-четвертых», но пока нужно разобраться с первыми тремя пунктами, и, если все получится, про четвертый можно будет забыть. Если тебе удастся вывести ее из себя, она наверняка начнет делать ошибки. Не давай ей трогать себя и мурлыкать тебе на ухо — это очень важно. Я знаю, ты можешь быть таким, если захочешь. И еще было бы неплохо записать вашу встречу, тогда у меня было бы больше информации для анализа.
— Я понял, я очень постараюсь, — серьезно ответил он, а потом продолжил: — Карен, ты потрясающая женщина! Ты так легко вернула меня в привычное состояние…
— О, я еще и не такое могу, — довольно заявила она.
— Например? — Марк принял ее игру.
— Хочешь узнать? — поинтересовалась она, расстегивая его мундир.
— О, да, — ответил он.
Мундир полетел на пол, вслед за ним юбка Карен. Спустя пару мгновений они перестали замечать все вокруг, и мир стал существовать только для них одних. Она была восхитительна, и Марк был на седьмом небе, а Карен чувствовала, что плывет и растворяется в бесконечности...
Карен, лежа в объятиях Марка, пересчитывала его межреберные промежутки. Сначала справа, потом слева.
— Инвентаризацию проводишь? — поинтересовался Марк.
— Ага, я потом после твоей встречи с Саритой сравню, все ли на месте, — озорно блеснув глазами, засмеялась девушка.


(продолжение следует)

Понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями!



Комментариев нет:

Отправить комментарий

 
Copyright 2012 Handmade for dolls.