Приветствую! Это блог о моих любимых куклах. Все они воплощают персонажей моей истории. Я играю в куклы через шитье и фотографирование. Надеюсь, вам здесь понравится ))))
Предупреждайте меня пожалуйста о перепостах и оставляйте активную ссылку на страницу!
Ваша крошка Саломея


15 августа 2011 г.

Воин и принцесса (глава 9)

  Я наконец вернулась из отпускного вояжа. В поездке хорошо думалось, только ручкой в блокнотике. Теперь все надо в комп забить и состыковать с тем что уже есть. Но это не я, это они сами без меня, я и понятия не имела кто, куда, зачем и почему все именно так а не иначе... Правда это больше не к этой главе относится, а к тому что дальше...
   То, что написано ниже плод моего воображения, все совпадения имен, мест и вообще чего бы то ни было, случайны. Мои фантазии не претендуют на художественную ценность, но мне будет интересно узнать мнение того кто прочтет, посему буду рада любым комментариям.
Изменено 28.09.12 на последнюю версию.

Глава 9. Кто владеет информацией...


Остаток времени полета до Тарона Карен и Марк провели в работе. Карен вводила его в курс дел флота, и ему было чертовски некогда. Она вылила на него такой дикий поток информации, что основной его заботой было не утонуть в этом потоке. И когда, наконец, почувствовал, что не справляется, он обратился к ней:
— Родная, я не могу в таком темпе запомнить все, что ты мне сообщаешь.
На что Карен удивленно возразила:
— Но я ведь все запомнила — значит, и ты сможешь.
Марк почесал затылок, — скажи, а как долго ты собирала ту информацию, которую на меня сейчас вываливаешь?
— Несколько лет… — и тут она поняла. — Ой, я ведь и правда не подумала о времени, за которое ее скопила.
— Я так и понял. Я предлагаю следующее: давай, ты пока скинешь на меня текучку, которая занимает много времени, а остальной информацией будешь делиться по мере необходимости. Сама же займешься вопросами расширения флота, на которые тебе не хватало времени из-за рутины.
Карен обдумывала его слова, кусая губу.
— Думаю, ты прав, так и поступим. Только вот я получила задание. Не особенно хорошее, с политической подоплекой. И отказаться от него нельзя, хотя оно мне и не нравится. Теперь, по прилету на Тарон мне придется на время бросить флот. Так уже было, это в порядке вещей, жалко только, что подготовку к расширению придется отложить до моего возвращения.
Марк пожалел, что плохо разбирается в политике и расстановке сил внутри секторов. Ему это никогда не казалось интересным. Он просто старался выполнять приказы, не задумываясь, что за ними стоит. Возможно, это было неправильно, но помогало четко действовать согласно плану и сберегало кучу нервов. Однако, не смотря на свою плохую политическую осведомленность, он попытался намекнуть на помощь:
— А обязательно на задание лететь именно тебе?
— Нет, но просто действительно, больше некому, никогда ведь не знаешь, кто чей агент. Разве что Рой отправить, но она, без приказа отца, меня не оставит.
— А мне ты доверяешь в политическом отношении?
Карен долго думала, потом тихо ответила:
— Скорее доверяю… Ты предлагаешь отправить тебя?
Марк, молча, пожал плечами.
— Неплохая мысль, — задумчиво высказалась она, — но мне надо подумать, позже поговорим.
Выпроводив Марка, она поинтересовалась у Рой:
— Скажи, ты ведь делала запрос в Службу Безопасности Тарона на Костолица, — скорее утверждающе, чем вопросительно проговорила девушка.
— Нет, — ответила та.
— Рой, я знаю, что ты это делала! — укоризненно заметила Карен.
— А если знаете, тогда зачем спрашиваете?
— Ну и каков ответ?
— Он чист.
— Ты уверена?
— Я лично не уверена, — ответила Рой пристально разглядывая свои ногти, — СБ считает иначе…
— Понятно, — засмеялась Карен. — Значит, летит Марк. Как ты думаешь, он справится?
— Думаю, да…
— Вот как? — удивилась ее ответу Карен. — И с чего такой оптимизм, или ты изменила мнение о нем?
— Нет, не изменила, но у парня есть мозг, и он умеет им пользоваться.

Карен раздумывала над полученным заданием. В целом, оно было совсем не сложным. Костолицу оно вполне по силам. Ей понравилось, как он справился на посту капитана флагмана. Первое что он сделал — постарался поближе познакомиться со всеми, невзирая на звания и должности. Это ему блестяще удалось, он на многих произвел благоприятное впечатление. Даже доктор Вундермахер, которому обычно сложно угодить, с восторгом говорил о том, что нашел себе достойного противника для игры в нарды. Однако, ей было непонятно, то ли Марк такой открытый сам по себе, то ли он все очень хорошо просчитывает. В последнее ей верить не хотелось, хотя с его лисьим прищуром, он иногда выглядел как последний мерзавец. Был ли он им на самом деле? Судя по тому, что о нем говорили другие — категорически не был.
Их роман стремительно развивался, Карен боялась, что конец у него будет болезненно неприятным, как и у первых двух. Ведь и тогда все было хорошо и ничто не предвещало… Может, во избежание повторения, пока не поздно, имеет смысл все закончить, как бы ей не хотелось обратного. Тогда задание как раз кстати - отослать Марка подальше, чтобы и ее и его чувства немного улеглись. Однако ей мучительно не хотелось с ним расставаться. Его высокий рост приводил ее в восторг, а прикосновения вызывали такую бурю ощущений в изголодавшемся теле, что даже от простых воспоминаний или представлений как его длинные руки обнимают ее, у нее сбивалось дыхание, кружилась голова и подкашивались ноги.
Она злилась на себя из-за того, что не получается однозначно ответить самой себе — стоит ли продолжать отношения с Марком или закончить их, пока не стало совсем поздно.
***
У Марка возникло несколько идей в отношении оптимизации текущих дел, и он искал Карен, чтобы поделиться ими с ней, однако неожиданно нашел Елену. Вот только вела себя она в его присутствии как-то странно… У него создалось впечатление, что она пытается справиться с эмоциями. Он очень этому удивился и решился спросить:
— Что происходит, ты ведешь себя как-то… — он пытался подобрать слово, — несоответственно! Чувствуешь ты вроде как одно, а выглядишь… Меня, как эмпата, это несколько напрягает, и я никак не пойму, что это…
— Я поняла, что ты имеешь в виду, — задумчиво ответила она, даже не обратив внимания на то, что он обратился к ней на «ты». — Но в происходящем отчасти твоя вина…
— Вот как? И каким же образом? — удивился он.
— Чем дольше ты общаешься с Карен, тем сильнее якоря, связанные с тобой, а мне контролировать их сознательно довольно сложно.
— Я не совсем понял про якоря… Поясни, пожалуйста.
— Это сложно объяснить, но если в двух словах, то это примерно что-то вроде условного рефлекса — определенное действие или реакция в ответ на определенный сигнал, раздражитель или якорь, как я сказала…
— Ага, начинаю понимать. То есть я действую как этот самый якорь, вызываю у Карен определенные эмоции, я правильно понял?
— Да, ты уловил суть.
— Но причем здесь ты?
— В твоем присутствии ее тело на тебя реагирует, а мне сложно эти реакции контролировать.
— Теперь понятно, — высказался он, но про себя подумал, что ему чертовски интересно, откуда они так хорошо разбираются в психоменталистике. — А каким образом тело на меня реагирует? — вдруг заинтересовался он.
Елена помолчала, а затем с некоторым усилием констатировала:
— Я едва сдерживаюсь от желания броситься тебе на шею и расцеловать…
Марк поднял брови, сказать было нечего. После неловкой паузы он все-таки высказался:
— Я бы постарался держаться от тебя подальше, если бы знал, когда ты…
— До Тарона я больше не появлюсь, — перебила она его.
Марк облегченно вздохнул. Однако, легче не стало. После того как он узнал, что личность Карен не одна в теле, ему было очень сложно оставаться с ней наедине. Все время казалось, что за ними подглядывает Елена. Карен чувствовала его неловкость, однако относила на свой счет и несколько переживала по этому поводу. Марк и это хорошо ощущал. Получался замкнутый круг. А действительная причина сейчас стояла к нему спиной, и он подумал, что сейчас подходящий момент, чтобы внести немного ясности:
— А ты глубоко заснешь, или будешь видеть сны? — осторожно поинтересовался он.
Елена повернулась к нему лицом, — какие-то проблемы, капитан?
— Я бы хотел ответа на свой вопрос, — уже увереннее парировал он.
— А почему тебя это интересует, — деланно удивилась Елена.
«Вот тварь!» — подумал Марк и развернулся, чтобы уйти, но она вдогонку ему проговорила:
— Мое отсутствие будет абсолютным.
Марк обернулся и посмотрел ей в глаза, но она выдержала его взгляд. Он коротко кивнул и быстро вышел.

Сутки спустя, Карен заглянула в его каюту и сразу же перешла к делу.
— Мы завтра прибываем на орбиту Тарона, нужно что-то решать с твоим кораблем.
Она мерила шагами каюту – шесть шагов от двери до иллюминатора, резкий поворот, шесть шагов обратно и все сначала…. Он наблюдал за ее хождением — она была в каком-то странном состоянии — смесь волнения, раздражения, беспокойства, вкупе с решительностью и, возможно даже, с капелькой злости. Марк остался сидеть, где и сидел, чтобы не задевать ее лишний раз — он уже понял, что она не любит, когда глаза собеседника намного выше ее. Он гадал, в чем причина ее состояния, но ничего дельного на ум не приходило. Тогда он постарался быть максимально спокойным, чтобы хотя бы часть его спокойствия передалась ей.
— Если ты имеешь в виду, что «Индиго» нужен капитан вместо меня, то с этим вопросом я уже разобрался. Он помолчал, — хотя, по правде говоря, мне жаль расставаться со своим кораблем...
Она усмехнулась, — твой фрегат от тебя никуда не денется, ты ведь по-прежнему остаешься его владельцем.
— Это да, но с ним связан пусть и небольшой, но очень значимый кусочек моей жизни.
— Вот уж не думала, что ты такой сентиментальный! Но я надеюсь, что настоящее и будущее для тебя важнее прошлого.
— Так и есть, — ответил Марк. Его начинало раздражать бесконечное движение Карен по каюте, однако, он постарался подавить это чувство и оставаться спокойным.
— А что с госпожой Вит?
— С Саритой? Капитан Монкриф не против, если на «Кариме» появится, наконец, помощник врача. Требуется только твое одобрение и приказ о переводе.
— Считай, что уже есть — и одобрение и приказ. Я рада, что эта история закончилась благополучно.
— А уж как я этому рад. Но, насколько я понимаю, ты не для этого пришла.
Карен остановилась и резко повернулась к нему:
— Ты прав, я здесь для того, чтобы сообщить подробности по заданию. По прилету на Тарон ты сразу садишься на пассажирский корабль и летишь на станцию Ирис. Санитарной службой станции арестован пилот катера-курьера, который вез важный груз. Твоя задача по-тихому вызволить пилота и проследить, чтобы с грузом все было в порядке. По-тихому — это не привлекая внимания официальных структур. То есть, действовать ты можешь на свое усмотрение, главное чтобы у службы безопасности станции не было оснований тебе что-либо инкриминировать. Неделю туда, неделю назад и две недели на решение вопроса. Заказчик очень щепетилен в отношении сроков, поскольку от них зависит сохранность груза, который везет курьер. Про характер груза ничего не сообщается, и мне довольно прозрачно намекнули, что это не мое дело. Ну и черт с ним. В общем, вытащи курьера и возвращайся, чем скорее, тем лучше.
— Ясно, в целом звучит не особенно сложно…
— Согласна. Но учитывая то, что заказчик не хочет распространяться о том, что именно везет курьер, могу предположить, что арест пилота лишь отвлекающий маневр для того, чтобы что-то сделать с грузом — испортить, похитить, подменить. В общем, готовься к неожиданностям. Вот возьми, — Карен протянула ему мемори-чип, — здесь несколько программ, которые могут пригодиться. У тебя будет время изучить содержимое, пока ты будешь лететь туда. Только осторожно, там еще пара вирусов записана, на крайний случай. Программы простые, а мануалы к ним очень понятные. А еще помни, с тебя потом подробный отчет. Прости, родной, но работа есть работа.
— Я понял. Это все?
Карен кивнула. Марк решил, что ее непонятное состояние, связано с тем, что она боится, что он провалит задание. И что именно по этой причине она так многословно и подробно постаралась разъяснить ему все и тем самым облегчить задачу. Внести, так сказать, посильный вклад в успех выполнения его задания. Он притянул ее к себе и обнял, успокаивая. Она уткнулась ему в плечо и глухо проговорила, — мне бы очень хотелось составить тебе компанию, но я дома не была уже чертову уйму времени, отец не простит...
Марк прошептал ей, — я родился и вырос на станции, я знаю, как там все устроено… все будет хорошо...
Она немного отстранилась и посмотрела на него, — я не сомневаюсь, что ты справишься с заданием… просто, тебя так долго не будет рядом...
Он обнял ее снова, — всего месяц, это совсем не много. Ты же будешь занята расширением флота и не заметишь, как я уже вернусь.
Некоторое время они молчали, наслаждаясь объятиями друг друга, потом Карен заговорила:
— Спасибо тебе. Я не знаю, где ты этому научился, но свое спокойствие ты передал мне. Когда я к тебе пришла, была слегка не в себе, а сейчас чувствую себя гораздо лучше.
— Я нигде не учился, и, честно говоря, не представляю, что ты имеешь ввиду. Просто раньше я обратил внимание, что у тебя есть особенность, как бы настраиваться на «частоту» или «волну» собеседника. Когда ты пришла, я заметил, что ты несколько напряжена, решил, что если буду спокоен, ты и сама немного успокоишься, настроившись на меня.
— Похоже, ты действительно интуитивно-бессознательный психоменталист! — с удивлением проговорила она.
— Никогда целенаправленно не интересовался психоменталистикой и всем, что с ней связано, — ответил Марк, — однако мне интересно, откуда ты сама так хорошо разбираешься в этом вопросе?
Карен криво улыбнулась:
— Логично, что меня учил психоменталист. Самый лучший на Тароне, как я потом выяснила. Насколько я помню, он занимался со мной в связи с моими провалами в памяти — учил контролю за состояниями и прочему. А еще мне кажется, что Ветер выдавал гораздо больше информации, чем мне было необходимо…
— Почему ты так думаешь?
— За те годы, что он со мной работал, мы много времени проводили вместе, много разговаривали и очень сблизились. И тогда мне даже казалось, что я влюблена в него, хотя он совсем не соответствовал моим вкусам, но в любом случае это было далеко в прошлом…
— А как ты поняла, что влюблена?
Карен немного смутилась.
— Ты уверен, что тебе необходимо это услышать?
— Думаю, да, — твердо ответил он.
— Ладно, просто в его присутствии у меня изменялись физиологические параметры тела: изменялось дыхание, учащалось сердцебиение и появлялись прочие признаки влюбленности плюс к тому, что мне хотелось кинуться ему на шею…
— И он тебе действительно нравился?
— В том то и дело, что сознательно как мужчину я его не воспринимала, скорее как друга, но вот тело… В общем, какое-то несоответствие было между телом и разумом…
Марк, молча, обдумывал услышанное. В свете сказанного Еленой слова Карен о несоответствии привели его к мысли, что это скорее Елена была влюблена в Ветра, а Карен прочувствовала все прелести ее отношения к этому человеку, так же, как и Елена сейчас. Вслух же сказал:
— Ветер, странное имя…
— Это прозвище, он хейдаганец.
Марк удивился.
— Ого! Человек с Хейды на Тароне — еще более странное явление. И как же он оказался у вас?
— Я не в курсе деталей, но, насколько мне известно, у нас он нашел политическое убежище. Свои же пригрозили убить его, как только он покинет пределы Тарона.
Марк присвистнул:
— Не хило он им насолил…
— Вот уж точно, но в итоге Тарон приобрел самого лучшего психоменталиста.
— Возможно, но хейдаганцы такие странные и непредсказуемые люди.
— Да уж, обычной логикой их поступки порой сложно объяснить, они вообще руководствуются какими-то своими представлениями о мире, непонятными остальным, возможно, поэтому они так талантливы в психоменталистике.
— Наверное, ты права… А этот Ветер, он тоже такой?
— В некоторых случаях — да, но большую часть времени понять его и его поступки не составляет труда, хотя кто знает, возможно, он сознательно ведет себя так, чтобы его понимали, тут сложно сказать. Но с ним никогда не было скучно, в занятиях всегда было что-то интересное и необычное, а еще никогда не бывало ничего лишнего. Все, что он говорил или делал, имело определенное значение, это я уже позже пришла к этому выводу, просто тогда мне не хватало знаний, чтобы это понять. Он, конечно, «вещь в себе». Несмотря на то, сколько я с ним провела времени, я так и не узнала его полностью как человека. Он всегда разный. Жестокий циник, заботливый папаша, внимательный собеседник, лучший друг, терпеливый учитель, веселый собутыльник и еще тысячу раз разный. Я не знаю его настоящего, и, наверное, никогда не узнаю. Большую часть времени он был вроде старшего брата, но я не уверена, это ли его реальное лицо и отношение ко мне…
Марк обдумывал слова Карен и пытался соотнести их с тем, что ему было известно о хейдаганцах.
— Я как-то слышал, что хейдаганец может спасти тебе жизнь для того, чтобы потом убить…
— Да, я тоже подобное слышала, но на основании знакомства с одним единственным хейдаганцем сложно оценить правдивость или ложность этого утверждения. Но интуиция мне подсказывает, что это возможно.
— Интересно было бы с ним встретиться, — задумчиво озвучил Марк.
Карен засмеялась, — я могу это устроить!
Марк покачал головой, — вряд ли получится, ему же нельзя покидать Тарон, а я не буду спускаться на планету ради подобного мероприятия.
— Почему? — искренне удивилась девушка.
Марк поморщился, — там всюду грязь…
— Ах, да! Большинство станционников в той или иной степени не любят планет! — осенило Карен, — правда я никогда не понимала почему.
— По той же причине, по какой планетники не любят станций, — ответил Марк.
Тема ему была не особенно приятна, потому он постарался свернуть разговор:
— Ты, между прочим, куда-то торопилась, я и так тебя порядком задержал…
Карен поставила руки в боки, покачала головой и укоризненно произнесла, — я никуда не торопилась, а ты, забыл о самом главном!
Она расстегнула верхнюю пуговицу у себя на мундире. Марк принял игру:
— Не о поцелуе ли на удачу ты говоришь?
— И о нем в том числе…

(продолжение следует)

Понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями!



4 комментария:

  1. Ура, первое упоминание о Ветре!))
    история всё интересней, и наконец-то у Марка задание)))
    (Мне конечно не очень близок такой сугубо-бихевиористский подход к влюблённости, но будем считать что у сестёр не полная диссоциация, как бывает при множественном расстройстве личности, а некое смешение эмоций на базовом уровне)))

    ОтветитьУдалить
  2. Это подход Ветра к эмоциям, а он научил сестер. И Карен анализирует прошлое, потому смотрит как бы с третьей позиции, не погружаясь.

    ОтветитьУдалить
  3. Я имею в виду то, что у Елены и Карен одинаковый гормональный фон,одни триггеры - при настоящей диссоциации это если и было бы, то не так явно, имхо. Но т.к. у них из-за поведения Елены и её редких появлений действительно близка интеграция, это вполне объяснимо.

    ОтветитьУдалить
  4. А, поняла, это про реакции тела. Да, это косяк, на самом деле. Мне говорили про это, но я еще не придумала как его исправить так, чтобы не сломать завязанные на него моменты.

    ОтветитьУдалить

 
Copyright 2012 Handmade for dolls.