Приветствую! Это блог о моих любимых куклах. Все они воплощают персонажей моей истории. Я играю в куклы через шитье и фотографирование. Надеюсь, вам здесь понравится ))))
Предупреждайте меня пожалуйста о перепостах и оставляйте активную ссылку на страницу!
Ваша крошка Саломея


18 сентября 2011 г.

Воин и принцесса (глава 10)

Очередной кусок моих фантазий. Все совпадения имен, мест и вообще чего бы то ни было, случайны. Мои фантазии не претендуют на художественную ценность, но мне будет интересно узнать мнение того кто прочтет, посему буду рада любым комментариям.
Изменено на последнюю версию 28.09.12.

Глава 10. Домашние неожиданности.

— Рой, сколько?
— Несколько часов.
— Как всегда, когда я возвращаюсь домой… — сонно промычала Карен в подушку. Вставать ей совершенно не хотелось.
— Вам письмо…
— Что? — удивилась девушка, разом проснувшись, — какое письмо?
— Бумажное…
— От кого? И что за анахронизм?!
— Смотрите сами, — Рой протянула письмо в плотном незапечатанном конверте, — оно лежало на тумбе.
— Странно… — Карен рассмотрела его со всех сторон. На конверте незнакомым размашистым почерком было написано: «Для Карен». В конверте лежал сложенный вдвое лист бумаги, с гербовой печатью дома Рэджи. Такие листы Карен были знакомы — у нее самой была их неполная пачка. Их иногда использовали для того, чтобы передавать личные сообщения или если требовалось произвести впечатление гербами и вензелями. Девушка вопросительно взглянула на Рой.
— И что это значит?
Та пожала плечами.
— Прочтите и узнаете…
Карен вздохнула и развернула письмо:
«Карен, поговори с родителями о провалах в памяти, об этом письме и обо мне. Елена».
Пауза после прочтения несколько затянулась, и Рой с тревогой наблюдала за девушкой. Наконец та высказалась, вопросительно взглянув на Рой:
— Как оно попало сюда?
Рой, молча, пожала плечами, — я никого не видела.
У Карен противно заныло в груди — почему-то ей казалось, что ничего хорошего это, вроде бы безобидное, послание сегодня не сулит.
— Первый день дома и первый сюрприз… Где мама?
— Завтрак уже был, леди Валеска распорядилась не будить вас, но просила передать, что вы можете найти ее в библиотеке.
— Тогда пойду завтракать, а потом в библиотеку — поговорить с мамой…
Намазывая бутерброд, Карен размышляла вслух:
— Странное письмо… Автор письма в курсе проблем с моей памятью. А об этом знает очень ограниченный круг лиц, каждого из которого я знаю лично. Значит, либо утечка информации, либо это кто-то, кого я знаю, но кто не хочет, чтобы узнали его. Или же родители сочли необходимым сообщить кому-то, кого знают они, но не знаю я…
Некоторое время девушка была занята бутербродом, затем продолжила озвучивать свой мысленный поток:
— Елена… Так звали мою сестру. Или это дурацкая шутка или это подсказка… И если это подсказка, значит связано с моей сестрой. Только вот интересно, каким образом. А еще мне не нравится, что этот человек знает обо мне так много, а я его не знаю. Что ты об этом думаешь, Рой?
Та покачала головой.
— Послание не содержит угроз, в нем нет намеков на шантаж, это просто просьба. Может, имеет смысл последовать совету, данному в письме — поговорить с вашими родителями?
— В письме говорится «поговори обо мне» и подпись Елена. Еще из письма становится ясно, что родители знают больше, чем хотят показать. А если бы автор письма, эта самая Елена, была моей сестрой, они бы наверняка мне что-то рассказали. Значит, это, скорее всего, не моя сестра, что логично — с того света не возвращаются… Если только про ее смерть не врали мне...
Карен немного помолчала, потом пожаловалась:
— Как жалко, что Марка нет, он мне так нужен сейчас…
Рой в ответ на ее фразу только пожала плечами. Карен усмехнулась.
— Все еще не доверяешь ему?
— Не то, чтобы не доверяю… просто, если что-то пойдет не так, приводить вас в работоспособное состояние снова придется мне...

Обоих родителей Карен нашла в библиотеке. Они вполголоса обсуждали что-то, что отображалось на экране комма, но, увидев ее, тут же замолчали.
— Девочка моя, ты, наконец, проснулась… Я так рада тебя видеть! Последние несколько лет ты так редко бываешь дома, — протягивая руки и обнимая ее, высказалась леди Валеска. Лорд Влад также удостоился объятий Карен, едва ли менее крепче тех, что достались леди.
После нескольких реплик о погоде и самочувствии леди тут же перешла к делу.
— Я выпытала у Рой, что ты теперь не одна, и он совершенно не похож на твоих предыдущих…
— Валь, — перебил лорд Влад, — может, не стоит так сразу…
Карен закатила глаза.
— Па, ну что я, маму не знаю? Я ждала подобных вопросов, правда не так скоро… — Она метнула сердитый взгляд на Рой, та лишь чуть заметно развела руками, мол «я не виновата».
Заручившись поддержкой дочери, леди продолжила:
— Так как, это правда?
Карен покусала губу, раздумывая как объяснить то, в чем она сама еще не разобралась, но ее осенило, и она ответила, — скорее да, чем нет. — Пусть сами думают, что это значит.
Однако мать услышала только то, что хотела услышать и засыпала Карен вопросами:
— Как он выглядит? Когда ты его с нами познакомишь? Как вы встретились?
Карен была слегка озадачена поведением матери, та обычно была сдержанна и подобные темы старалась обсуждать с ней наедине, подальше от отца и прислуги. Отец напротив, был как-то подозрительно тих и вымученно улыбался, а Рой сосредоточенно изучала свои ногти…
Карен тряхнула головой, чтобы немного собраться с мыслями и обратилась к обоим родителям:
— Мы поговорим о Марке позже, а сейчас… — она достала письмо, — что вы можете мне об этом сообщить?
Родители по очереди прочитали письмо. От взгляда Карен не ускользнуло то, как они переглянулись. Повисла долгая пауза. Карен, затаив дыхание ждала. Первым начал лорд Влад:
— Что ты помнишь о своем детстве?
Карен выдохнула, — ничего с самого начала, затем воспоминания очень обрывочны, и я не помню сестру Елену, если вы это имеете в виду.
Тут леди решительно перехватила инициативу.
— Видишь ли, дорогая, по воле обстоятельств Елена должна была умереть, но мы, и особенно вы обе, не могли с этим смириться. Вам было по 12 лет. Не знаю, откуда вы узнали о ментальных картах, но именно ты предложила записать ее для Елены и стать донором для нее. Мы были против, ведь могли потерять вас обоих, но вы были очень настойчивы, и мы решили рискнуть. Запись ментальной карты Елены прошла настолько хорошо, насколько это вообще возможно. А в процессе переноса произошел сбой, в результате которого тобой были потеряны все воспоминания до момента переноса. Ты не узнавала нас, тебе заново пришлось учиться ходить и говорить. Но во многом благодаря помощи Ветра, все навыки быстро компенсировались. А еще вам обоим пришлось учиться уживаться друг с другом в одном теле. В итоге твоя личность в моменты доминирования Елены полностью уходит вглубь сознания, поэтому ты ничего не помнишь о тех моментах, когда просыпается Елена…
— Мои провалы в памяти, — прошептала Карен. — Получается, что все то время, что я себя не помню, я не Карен, а Елена?
— Правильно. — Мать подошла и обняла ее, но Карен даже не заметила этого жеста поддержки. Она усиленно пыталась осмыслить и принять то, что сейчас услышала.
— А Елена тоже ничего не помнит, когда я… — Карен долго подбирала слово. — В себе?
Лорд покачал головой.
— Елена помнит все. В те моменты, когда тело занимаешь ты, она как бы спит и видит сон о происходящем с тобой. В случае необходимости, она может брать контроль за ситуацией на себя. И вполне возможно, что в данный момент она нас слышит.
— О, боже! — сказала Карен вслух, про себя подумав о Марке и о том, чем они вдвоем занимались, и добавила: — Я шизофреник.
— Ну, не надо так реагировать, — мать обняла ее крепче. Карен нахмурилась.
— А почему я узнаю обо всем этом только сейчас?
— Сначала это запретил Ветер, потому, что ты в принципе была не в состоянии воспринимать какую бы то ни было информацию. А потом Елена попросила не говорить тебе ничего, пока не найдет способа отделить себя от тебя. И насколько мы ее поняли, способ она нашла, но подробностей мы не знаем.
— Мне надо побыть одной и все обдумать, — Карен вымученно улыбнулась.
— Конечно, дорогая, ты всегда можешь на нас рассчитывать, если тебе что-то понадобится.
Карен медленно брела по коридорам особняка в свою комнату и, размышляя, бормотала вслух:
— Получается, Елена помнит все и может просыпаться тогда, когда захочет… А я лишь сосуд, донор — я ничего не помню, когда просыпается она… И что ей мешает в один прекрасный день просто не разбудить меня и остаться Еленой.
— Я никогда этого не сделаю, ты моя сестра, и, если тебе плохо, плохо и мне, — услышала она реплику в голове.
Карен вздрогнула и инстинктивно попыталась схватиться за оружие, но руки ухватили только воздух. Она медленно опустилась на пол, там же где и остановилась, — кажется, я окончательно схожу с ума…
Голос в голове снова заговорил, — нет, нет с твоей головой все в порядке! У меня есть возможность с тобой общаться, но Ветер категорически запрещает… Мне нельзя долго, спрашивай…
— Ты правда Елена, моя сестра? — обреченно спросила Карен, хотя ответ знала уже заранее.
— Да.
— И ты все про меня знаешь, и даже когда я и… Марк…
— Это все, что тебя волнует? — голос в голове засмеялся. — Нет, большую часть времени я глубоко сплю, а чтобы проснуться пользуюсь якорем на твою сосредоточенность. Ты входишь в это состояние, когда занята заданием. Поэтому я в курсе твоих дел, но засыпаю, когда ты с Марком.
Облегченно вздохнув, Карен поинтересовалась:
— Мама сказала, что у тебя, возможно, есть идея на предмет нашего разделения, а то уж очень неприятно терять контроль над ситуацией и ничего не помнить…
— Я тебя прекрасно понимаю! Я рада, что благодаря тебе существую и стараюсь не злоупотреблять твоим телом, но и меня эта ситуация не устраивает. Идея действительно есть…
Карен ждала, но голос не возвращался. Она задумалась, не был ли этот диалог игрой воображения или очередным приступом с нестандартным течением… Нужно будет обязательно поговорить с Ветром… Она встала и продолжила путь в свою комнату, а придя в нее, рухнула на кровать.
В голове был хаос, который даже не думал упорядочиваться. То, что она, наконец, узнала о причине провалов в памяти, ее совершенно не радовало. Скорее пугало. Наличие в теле еще одного жильца, с которым ничего нельзя сделать и появление которого нельзя контролировать вызывало ощущение бессилия… Кроме того, жилец этот для нее — совершенно чужой человек. То, что вторая личность ее сестра, ничего не меняло. В ее памяти не было ни одного образа, ни одного намека, ни одной ниточки в прошлое, которая подтвердила бы, что сестра действительно существовала. Происходящее казалось, похоже на бред или дурацкую шутку. Однако родители так шутить не стали бы… С другой стороны, существует вероятность, что все гораздо хуже, чем ей рассказали. Возможно, сестры не существует вовсе, а вместо этого глубокое психическое расстройство. Не зря ведь Ветер столько лет с ней занимался. Карен не знала, что теперь делать с полученным знанием.
***
Ветер жил в маленьком домике на берегу пруда, в саду на территории поместья Рэджи. Его устраивала и тишина, и уединенность, и возможность заниматься садом и беспрепятственно выходить в город. За то время что он жил здесь, сад сильно преобразился и не был похож на то запущенное «нечто», что росло вокруг дома до его появления.
Он был и оставался единственным хейдаганским психоменталистом на планете Тарон. Когда Карен закончила военную академию, он отказался от платы за свои услуги в обмен на то, что домик, в котором он живет на территории поместья, останется за ним. Рэджи согласились. Еще Ветер оброс клиентурой и зарабатывал достаточно, чтобы ни в чем не нуждаться и выбирать степень загруженности в тот или иной период времени.
Елена нашла его в любимой беседке, наполовину вдающейся в пруд. Он задумчиво кормил уток крошками. Она в очередной раз попыталась бесшумно подойти к нему, однако, как и всегда, ей это не удалось:
— Как часто ты занимаешь тело? — строго спросил он ее, не поворачиваясь и не прерывая своего занятие.
— Редко, — виновато ответила Елена, устраиваясь на скамейке, подальше от солнца — я знаю, это плохо для меня, но необходимости в моем присутствии сейчас нет. Кроме того, зачем Карен портить жизнь.
Ветер высыпал остатки крошек в пруд, отряхнул руки и присел с ней рядом:
— Если ты планируешь разделяться, то нужно занимать тело чаще. Ты испортишь Карен жизнь гораздо сильнее, если в результате твоих действий начнется интеграция.
— Откуда ты знаешь про разделение? — удивилась Елена.
Ветер усмехнулся, — я первый к кому прибежала леди Валеска, после того как ты эту мысль им озвучила.
— Этого следовало ожидать… А что до интеграции, я всегда помню об этом, но никаких признаков пока нет.
— Вам обоим довольно долго удавалось существовать раздельно, но нет ничего вечного… — Он встал и направился к дому, жестом позвав ее за собой.

Ветер заваривал чай. Елена никогда не понимала, как из такой простой процедуры можно сделать целое действо. Она не любила чай, за исключением того, что заваривал Ветер. Пока он был занят, она жадно разглядывала его и не могла наглядеться. «Боже, какой мужчина!» — мысленно застонала она. Ей безумно хотелось обнять его и никогда не выпускать из своих объятий… Они не виделись восемь долгих месяцев… На голову выше нее, статный, с подтянутой фигурой. Длинные светлые волосы свободно спадали на спину. Невероятно хорош собой, и со времени первой встречи совершенно не изменился. Она вспомнила, как первый раз увидела его 13 лет назад в саду поместья. Идеальное лицо, ярко-синие глаза и странные длинные одежды — он показался ей существом из другого мира… Тогда она еще не умела контролировала доминирование над телом, и они с Карен спонтанно менялись. Она увидела его на короткое время, потеряла сознание, а затем очнулась у него на руках. Чуть позже, она решила, что эта встреча ей почудилась. А потом их официально представили друг другу...

Ветер наконец-то закончил манипуляции по завариванию чая. Они расположились среди подушек на полу, за низким столом. Он пододвинул к Елене блюдо с ее любимыми сластями и пирожными.
— Как дела у Карен?
— Она сама расскажет, — ответила девушка, выбирая, что бы такое эдакое, вкусненькое съесть.
— Я хочу в твоей интерпретации, — возразил Ветер.
Елена помедлила, — ей все рассказали про меня, так что обязательно жди ее визита, а еще у нее снова любовь…
— Что-то серьезное? — поинтересовался он.
— Не знаю. Но, по-моему, очередной тупой солдафон… и рядом с ним она вообще смотрится как ребенок — еле-еле ему до плеча достает! — возмущенно ответила Елена.
— Ой-ой-ой, сколько недовольства! — съязвил Ветер, — такое ощущение, что ты свой рост с его сравниваешь, а не рост Карен.
Он внимательно посмотрел на девушку, та отвела глаза. Ветер спрятал едва заметную улыбку за глотком чая из пиалы:
— Сдается мне, дело не в разнице в росте, а в чем-то другом… Давай, выкладывай, чем он тебе неугодил…
Елена опустила глаза и сосредоточилась на пирожном. Она отщипывала от него маленькие кусочки и раскладывала их в ряд на блюдце. Ветер наблюдал. Наконец, когда пирожное полностью было раскрошено и аккуратно разложено, в форме квадрата, посередине блюдца, она заговорила:
— Я ему рассказала, что нас двое в одном теле, а он поверил и заставил меня дать слово, что я расскажу об этом Карен…
Ветер буквально покатился со смеху. Он смеялся несколько минут, Елена хмуро наблюдала за его весельем. Успокоившись и утерев слезы, которые выступили от смеха, он высказался:
— Так дело в том, что он тебя переиграл! Может он и солдафон, но далеко не такой тупой, как тебе хотелось бы. Я с этим парнем еще не знаком, но он мне уже нравится.
— Он всем нравится, — недовольно проворчала Елена, вставая и направляясь к выходу, — знал бы ты, что творится с телом в его присутствии…
Ветер ухмыльнулся и тоже встал:
— Могу себе представить! — Он подошел к ней со спины и прошептал на ухо, — это тебе маленькая месть от Карен. Помнишь себя тогда?
Елена развернулась и обняла его, положив голову на плечо:
— Такое не забудешь…
— А не хотите ли повторить, леди? — Ветер обнял ее за талию и прижал к себе.
Елена не сопротивлялась:
— Хочу, конечно, — однако тут же нахмурилась и высвободилась из его объятий. — Только не думаю, что это хорошая идея в отношении Карен.
— Возможно, но тогда это тебя не остановило, кроме того, она все равно никогда не узнает…
Ветер уже расстегнул верхнюю пуговицу на ее блузке и принялся за следующую. Елена поймала его руку и покачала головой:
— Достаточно того, что я знаю… Вэй, правда, не могу! Хочу, безумно хочу, но не могу…
Ветер ничего не ответил, провел рукой по ее волосам, заправил выбившуюся прядь за ухо, дотронулся до подбородка и губ, на попытку девушки возразить, сделал знак молчать. Взял ее руку, нашел только ему известную складочку и поцеловал ее, Елена глубоко вздохнула. Ветер притянул ее к себе, обнял за талию, откинул волосы с шеи, провел пальцем по границе роста волос. У Елены закружилась голова, дыхание участилось, по телу прокатилась теплая волна…
— Почему же ты не сопротивляешься, — прошептал он ей на ухо.
— А разве есть чему сопротивляться? — также тихо ответила Елена. Затем лукаво улыбнулась, — половина твоих якорей уже давно не работает.
Ветер растянулся в улыбке.
— Молодец, малышка, отследила! Ты всегда была прилежной ученицей.
— А ты хорошим учителем, — ответила она, затем резко сменила тему: — Ты с Карен сейчас будешь разговаривать?
— Нет, пусть сама придет ко мне. А ты не подслушивай!
— Больно надо, — возразила она.

Вечером Ветер сидел на полу в своей любимой беседке, наполовину вдающейся в пред с водными лилиями. Тишина и уединенность способствовали неспешному и подробному анализу событий дня. Он был уверен, Елена уже давно придумала свой план, и каждую встречу ждал, что она, наконец, его озвучит, но она молчала. Спрашивать же самому он смысла не видел — если она еще не готова, то его вопросы будут лишним сотрясением воздуха. И даже если она ответит положительно, то будучи морально неготовой, неосознанно будет саботировать процесс разделения. Поэтому он терпеливо ждал. Что значит год или два, или даже пять, для того, кто способен прожить больше двухсот лет? Пустяк…
Сильнее беспокоило его другое. Уже много лет Елена жаждет близости с ним, но по какой-то причине, она себя наказывает, и отказывает себе в этом. Наверняка это как-то связано с Карен. Что-то происходит, Елена каким-то образом делает что-то, что считается неправильным. Что-то связанное с противоположным полом… А чтобы компенсировать ощущение того что она «плохая девочка» наказывает себя отказом ему… Говорить с ней на эту тему бесполезно, она снова прикроется этикой по отношению к Карен. Значит снова ждать, но теперь есть надежда, что все изменится…
Однако, зачем ему самому все это надо, вся эта возня с ней. Это был трудный вопрос. Любовь? Глупость какая! Влечение? Тоже глупость, при нынешнем раскладе. Привязанность, привычка? Тоже нет, учитывая, что видятся они пару раз в год, и то, если повезет. Работа? Близко, очень близко, но не совсем верно. Елена для него была скорее как нечто, к созданию чего он приложил руку и много сил, она для него как… ребенок. Детка, которую он вырастил для себя, и которая умрет задолго до того, как умрет он сам. Конечно, если не случится нечто сверхневероятное — например, он станет человеком, или она станет… Ветер улыбнулся сам себе. Он был чрезвычайно доволен, он поймал мысль за хвост, да еще какую мысль!!!

Карен нашла Ветра в его любимой беседке. Она понимала его предпочтение — самый дальний и никем не посещаемый уголок сада, тень от озерных ив и прохлада от воды, из звуков только пение птиц и стрекот кузнечиков… Он сидел на полу в любимой позе, повернувшись лицом к пруду и закрыв глаза.
— Карен, давненько ты дома не появлялась, — не меняя позы, не открывая глаз и ничуть не удивившись ее появлению, высказался он
— Да, есть такое, — улыбнулась девушка, усаживаясь на край беседки и свешивая ноги в воду. Вода приятно холодила ступни, и некоторое время она молча наслаждалась.
— Говорят, ты не одна?
Карен скривила рожицу.
— И ты туда же! Кто говорит-то хоть? — высказалась она, улегшись на пол беседки и глядя на Ветра снизу вверх.
— Все, — по-прежнему не меняя позы и не открывая глаз, ответил он.
— Вас всех что, кроме моей личной жизни больше ничего не интересует?! — раздраженно парировала она.
— Такова твоя планида, детка, — ухмыльнулся Ветер, наконец, открыв глаза и взглянув на нее. — И все таки, что насчет…
— Да, — со вздохом сдалась Карен, — можно сказать, что не одна, не знаю, надолго ли…
— И когда мы будем иметь честь лицезреть этого счастливчика? — склонив голову набок, поинтересовался он.
— Не сказала бы, что он счастливчик, поскольку вместе со мной приобрел все мои причуды, но если тебе хочется с ним встретиться, то добро пожаловать на орбиту…
Ветер скривился.
— А по-другому никак?
— Он станционник.
— А, тогда понятно, но я подумаю над вопросом встречи на орбите…
Карен настолько удивилась, что снова вернулась в сидячее положение.
— Ты? Тебе ведь нельзя покидать Тарон!
— Детка, ради человека, что зажег искорки в твоих глазах, я и не на такое способен…
— Ой, что-то я сомневаюсь, что ты готов рисковать жизнью ради знакомства с ним, — язвительно высказалась она.
— Плохо же ты обо мне думаешь, — усмехнулся он.
— И вовсе не плохо, просто, насколько я тебя знаю, ты никогда ничего не делаешь просто так. Кстати, он бессознательно пользуется кое-чем из того, чему ты меня учил.
— Неужели? Ну вот, теперь мне еще больше хочется с ним встретиться.
— Когда-нибудь это обязательно произойдет, но я хотела поговорить с тобой о другом.
Ветер молча ждал продолжения.
Карен поболтала ногами в воде, отгоняя от себя прибившийся лист кувшинки.
— Мне родители все рассказали про меня и Елену, — девушка сделала паузу, Ветер также, молча, ждал. — А еще у меня случился, даже не знаю как объяснить… я как бы разговаривала сама с собой, то есть с Еленой, короче я совсем запуталась… Оснований не верить родителям нет, но мне с трудом верится, что это со мной происходит… произошло… Скажи, я правда, настолько сумасшедшая? — жалобно вопрошала она.
— Понятно. Значит, Елена говорила с тобой? — нахмурился Ветер.
«Ой, как нехорошо», — подумалось ему.
— Значит, это все правда… — грустно заключила Карен. — Признаться, я надеялась, что это просто такая глупая шутка или нелепый сговор… Ты практически был последней моей надеждой на это, но она не оправдалась…
— Послушай, я понимаю, что тебе сложно это принять, тем более что я более чем уверен, на тебя всю информацию вывалили без подготовки, но это действительно так. Вас фактически двое в одном теле — ты и твоя сестра. И раз ты все знаешь, значит, у Елены есть идея, как вас разделить. В противном случае ты бы оставалась в неведении.
— Да, она сказала, что есть план, но о его сути рассказать не успела… — девушка вынула ноги из воды, встала, прошлась по периметру беседки. — Кстати, почему я столько лет ничего не знала?
— Сразу после переноса просто было не до этого, ты и родителей толком не узнавала, потом это было необходимо для создания барьера между вашими личностями, а когда стало можно, Елена запретила, мотивируя тем, что лучше ничего не знать, чем быть неизлечимым шизофреником, и все согласились с этим.
Карен надолго замолчала, переваривая услышанное, затем высказалась.
— Наверное, она права, действительно лучше ничего не знать, чем знать и не иметь возможности что-то изменить. Как бы мне хотелось поговорить с ней еще раз.
Ветер покачал головой.
— Увы, этого делать нельзя, иначе защитный барьер между вашими личностями рухнет и произойдет интеграция ваших личностей в одну, и не факт, что она будет психически здоровой… Если же вы хотите каким-то образом разделиться, защитный барьер нужно наоборот укреплять, и чем сильнее, тем лучше.
— И что для этого нужно делать?
— Тебе практически ничего, а вот Елене нельзя больше с тобой разговаривать и нужно чаще занимать твое тело.
— Понимаю, но я ведь этот процесс не контролирую.
— Да, но я говорю это для того, чтобы меня услышала Елена и поняла, что берет твое тело под контроль по необходимости, а не по собственной прихоти, для пользы вас обеих, а не во вред тебе.
— Я понимаю, и я вовсе не против, тем более Марка сейчас нет… Но у меня есть кое-какие дела, связанные с флотом.
Ветер пожал плечами, — никто ведь не говорит о том, чтобы Елена занимала тело все время, достаточно нескольких часов в сутки.
— Это реально и вовсе не проблема, надеюсь, она меня слышит, — спокойно согласилась Карен, усаживаясь на скамью и любуясь мокрыми отпечатками своих босых ног. — Жалко, что она еще не успела посвятить меня в свои планы, разговор прервался на самом интересном месте. А поскольку подобный вариант общения не подходит, я даже не знаю, как можно с ней поговорить, — грустно высказалась девушка.
— Ой, не надо! — возразил Ветер, — способов полно! Бумага, комм, посредник, в конце концов. Уверен, если ты хорошо подумаешь, найдешь еще варианты.
— Да, скорее всего ты прав, я не подумала и… А ты не можешь быть посредником?
— Если желаешь, то было бы любопытно поучаствовать, тем более мне самому интересно, что же там Елена придумала.
— Черт, звучит как заговор двух ненормальных! — на глазах Карен выступили предательские слезы. Ветер сел рядом и обнял ее. Она уткнулась ему в плечо и разрыдалась. Ветер дождался, когда рыдание перешло в простой плач и всхлипывания:
— Давно бы так, — сказал он тихонько, — а то пришла вся такая из себя «невозмутимый коммодор», я даже испугался…
Карен тут же перестала плакать, — ты? Испугался? Врешь ведь!
— Конечно, вру, — согласился он, вытирая ей слезы, — но вот так гораздо лучше, ты не находишь?
Она прислушалась к своим ощущениям: действительно стало немного легче, комок, который стоял в горле и мешал дышать, куда-то исчез, в голове немного прояснилось, и больше не было того противного щемящего чувства в груди…
— Ну что, начнем? — спросил он.
Карен вздохнула и согласно кивнула.

(продолжение следует)

Понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями!



12 комментариев:

  1. Карен большая молодец, очень хорошо держится, учитывая ситуацию. Финал читал и знаю, что всё будет хорошо, потому за неё спокоен, хотя конечно новость та ещё!
    Ветер очень интригующий тип)))))
    Елена мне очень нравится)))

    ОтветитьУдалить
  2. О, рада, что Ветер производит задуманное впечатление )))

    ОтветитьУдалить
  3. оо, а что значит "по воле обстоятельств Елена должна была умереть" - прям такое ощущение, что ее чуть не в жертву должны были принести, хотя подозреваю имеется в виду что-то иное, неизлечимая болезнь...
    всегда в таких случаях у меня вопрос: ментальная карта - это копия сознания, и основное сознание умерло вместе с Еленой, или это перенос сознания - и умерла, грубо говор только пустая оболчка?

    ОтветитьУдалить
  4. Было покушение на их отца, но убийцы промахнулись и необратимо пострадала Елена.
    Ментальная карта это копия жизненного опыта (всей накопленной за жизнь информации, выводов, представлений, памяти и прочего) человека на момент процедуры снятия. Это значит, Елена умерла целиком и полностью. Остался только кристалл с копией ее ментальной карты.

    ОтветитьУдалить
  5. понятно, как в кукольном доме... а зачем это делать было, ведь личность умерла, осталась только копия?

    ОтветитьУдалить
  6. кукольный дом не смотрела...
    А смысл копию просто хранить в кристалле? Потому копию записывают на "чистый мозг" донора и личность оживает, просто тело другое. А у сестер две личности в одном теле, ценой потери всех воспоминаний Карен до момента Х. Чуть подальше Ветер расскажет что к чему с переносом и почему личности не перемешались и не запутались друг в друге.

    ОтветитьУдалить
  7. стоит посмотреть, фильм очень крутой!
    ну как, я изначально думала, что эту запись произвели, чтобы спасти елену - но елена полностью умерла, это всего лишь копия, - в чем смысл проводить такую опасную операцию и подвергать опасности душевное здоровье карен, если ее настоящая сестра все равно умерла целиком и полностью?

    ОтветитьУдалить
  8. White Collar досмотрю, примусь за кукольный дом )))
    Сестры сами захотели и настояли на этом. Решили, что лучше так, чем останется только одна из них. Возможно, стоит добавить, что родители были против, но сестры смогли заставить Бергера сделать так как они хотят, без ведома родителей. А потом было уже поздно что-то менять.

    ОтветитьУдалить
  9. ох жесть, конечно... я просто читаю дальше, там елена же так мучается, что она без карен никто и т.д. (((

    ОтветитьУдалить
  10. Вообще, по хорошему, мучиться надо бы Карен. Елена ей сильно помогала с флотом. Карен ведь по сути просто взбалмошная девчонка - все ее игры, игнор субординации и прочее, все это детский сад. Одна она бы просто не сумела удержать в подчинении весь свой флот, но раньше она этого не знала, а сейчас ей это в голову еще не пришло. Может и осознает когда-нибудь, если Марк поможет )))

    А вообще да, я злая, мучаю своих героев иногда )))

    ОтветитьУдалить
  11. ну да, карен командир забавный конечно, без помошника ей было б не обойтись ))))
    но я имею в виду, что елена по сути в чужом теле, официально мертва и т.д. - тяжелая ситуация очень (((

    ну при чем тут мучаю, что делать если у них ситуация такая!!

    ОтветитьУдалить
  12. У Елены да, ситуация сложная. Но она ведь не одна. Есть родители, для которых она, в каком бы виде не была, все равно остается их дочерью. Есть тот же Ветер, в конце-концов.
    Ну а тело Карен ей, в данный момент, скорее как родное, все-таки за 13 лет сроднилась с ним. Вот какое новое будет, это уже другой вопрос и как жить дальше тоже. Но про это дальше будет )))

    ОтветитьУдалить

 
Copyright 2012 Handmade for dolls.