Приветствую! Это блог о моих любимых куклах. Все они воплощают персонажей моей истории. Я играю в куклы через шитье и фотографирование. Надеюсь, вам здесь понравится ))))
Предупреждайте меня пожалуйста о перепостах и оставляйте активную ссылку на страницу!
Ваша крошка Саломея


26 марта 2012 г.

Воин и принцесса (глава 18)

Очередная глава. Букв каждый раз все больше и больше, но я не виновата, они сами по себе творят чего им вздумается. Я не знаю чем все закончится, честное слово! И закончится ли... А пока для тех кому интересно, приятного чтения.
Изменено на последнюю версию 28.09.12.

Глава 18. От чего страдают кошки, носы и… Айн

Марк выполнил обещание данное Елене и навестил Айн.
- Привет, помнишь меня?
- Да, ты Марк.
- Елена просила навещать тебя, - Марк чувствовал себя очень неловко — перед ним был ребенок в обличье взрослой женщины. Он подумал, что знал бы как себя вести, если бы она была действительно взрослой женщиной, но вот как вести себя с ребенком, выглядевши как взрослая женщина, он не знал.
Айн улыбнулась, — запутался? Он смущенно кивнул.
- Расскажи про эмоции, - попросила она.
- Что ты хочешь узнать?
- Какие они бывают? Я знаю, названия только некоторых, многие вижу, но не знаю, как назвать. Потому путаюсь.
Слова Айн не удивили Марка, Елена предупредила о ее талантах, но он не думал, что она будет открыто о них говорить.
- Эмоции... - задумался он, - я не специалист и не знаю, как правильно должно быть. Но сам для себя делю их на положительные и отрицательные. Видя не понимающее лицо Айн добавил, - ну вроде как приятные и неприятные.
- А ты - девушка пыталась подобрать слова — все эмоции пробовал?
- Если под «пробовал» ты понимаешь чувствовал, то не могу сказать, ведь их очень много, они все разные. Чаще бывает несколько эмоций одновременно, иногда даже совсем противоположных.
 - У тебя было так?
- Да…
- Я хочу попробовать!
Теперь уже Марк не понимающе поглядел на Айн.
- Когда ты пробуешь, тогда и я. Не знаю, как еще сказать.
- То есть если я буду эту эмоцию чувствовать, ты тоже ее почувствуешь?
- Да, так правильно будет.
- Хорошо, давай попробуем... - он подумал о том времени когда был капитаном «Метели», о том что ему нравилась должность, но не нравился способ ее получения...
Айн некоторое время внимательно на него глядела, затем сказала, - я поняла про разные одновременно. Почувствуй еще что-нибудь, все равно что, - попросила она.
Марк задумался над тем, о чем подумать для Айн, но мысль сама как-то остановилась на ней самой — если Елена сказала правду, способности у нее и вправду интересные. Марк представил, что произойдет, если она попадет в неправильные руки. Можно только гадать каким образом и в каких целях ее попытаются использовать. Кажется, Елена сама не до конца понимает во что вляпалась. Никто не должен узнать о том, что она умеет. Из раздумий его вывел голос Айн.
- У тебя в голове страшные картинки про меня, а Елена сказала что ты друг, - испуганно проговорила она.
Марк чертыхнулся про себя, - нет, я просто представил, вообразил, придумал, что может случиться если кто-то, еще узнает что ты умеешь.
Глаза Айн расширились, - правда?
- Да, не обязательно, именно так как я представил, но что-то подобное.
- Я не хочу, - слезы появились в ее глазах, - получается я плохая...
- Ну, что ты, - успокаивал ее Марк, - ты не плохая.
- Но получается, что из-за того что я умею может случиться что-то плохое.
- Нет, все зависит от того как использовать то что ты умеешь. Смотри, - Марк взял световое перо, - что это?
- Карандаш, можно рисовать, — сказала Айн.
- Он плохой или хороший?
- Хороший - рисовать интересно!
- А если рисовать так? - И Марк используя черные и красные цвета нарисовал страшненькую картинку.
- Нет, так мне не нравится, плохая картинка, - возмутилась девушка.
- Да, картинка плохая, - согласился Марк, - а карандаш?
- Плохой!
- А так? - Марк нарисовал яркую картинку с какой-то зверушкой.
- Хороший!
Марк покачал головой, - нет, карандаш не плохой и не хороший. Он просто рисует. Все зависит от того, кто рисует и что рисует.
- Я поняла, то что я умею не плохо. Но как я узнаю, хорошо я делаю или плохо.
- Понимаешь, проблема в том, что не всегда бывает понятно, что хорошо, а что плохо. Иногда то, что хорошо одному, другому плохо... Иногда бывает так, что сделав плохо одному, делаешь хорошо многим. Или сделав сейчас что-то плохое, получаешь что-то хорошее в будущем и наоборот.
- Что такое будущее?
- Это то, что еще не произошло, то, что может быть. И это «может быть» часто зависит от действий в настоящем. Поэтому прежде чем что-то делать, нужно задумываться о том к чему эти действия приведут.
- А как от плохого может быть хорошее? - поинтересовалась девушка.
- Например, если наказывают преступника, человека который совершил много плохого. Ему плохо, но если его накажут много людей будут чувствовать себя в безопасности и это хорошо. У каждого поступка есть цена и у хорошего и у плохого... - Марк замолчал.
Айн, попросила, - расскажи еще про правильно и не правильно, про хорошо и плохо, мне интересно.
- Я действую в основном в соответствии с собственными ощущениями и представлениями о правильном и не правильном, но это не значит, что мои представления не ошибочны....
- Но как же все таки разобраться?
Марк улыбнулся — столько сколько существуют люди столько они пытаются понять эту разницу... и чаще это сложно, чем легко....
- Ну а мне, мне как понять? - почти со слезами вопрошала Айн.
- Про это много написано, ты вроде умеешь читать, если хочешь, я могу поискать тебе книг на эту тему, возможно у тебя получится что-то понять...
- Да, я хочу читать, найди мне! - попросила Айн.
Марк решил предложить ей книги по религии. Насколько он помнил, там вопросам добра-зла уделялось довольно много внимания, хотя и пустой шелухи в книгах также было предостаточно. Но он рассчитывал, что найдя ответ на свой вопрос, Айн не станет углубляться в остальное, Чтобы быть объективным он собрал книги по разным религиозным направлениям и старым докосмическим и новым.
Айн два дня подряд читала книги, что ей подобрал Марк. Она почти не реагировала на него, когда он приходил ее навестить, и он не стал ей мешать. Часть третьего дня она проспала, а когда проснулась была задумчива.
- Марк, а что такое любовь? В книгах, что ты дал, много об этом говорится…
Тот слегка удивился подобному вопросу, поскольку как-то не рассчитывал, что в книгах что он ей предложил она обратит внимание именно на этот аспект религии, но все же ответил, - сложно сказать однозначно что это за эмоция, чувство. Она разная бывает…
- Это как? - удивилась девушка.
- Ну, наверное, все зависит от того кто объект любви… - видя непонимающие глаза Айн, он уточнил – я люблю свою работу, я любил свою маму, у меня есть друзья, и их я тоже очень люблю, у меня есть Карен, и ее я тоже люблю. Но эта любовь отличается от любви к маме и друзьям, хотя основа, наверное, одна…
- Я не совсем тебя понимаю, - задумчиво высказалась Айн, - можно посмотреть?
- В смысле, как посмотреть? - не понял Марк.
- Ну, я ведь вижу эмоции, а при желании могу видеть и связанные с ними картинки из головы. Если ты не против, - поспешно добавила она.
Марк задумался, — возможно, нет ничего страшного, если она увидит картинки про его прошлое. В конце концов, если не получится контролировать воспоминания, в любой момент можно уйти. В итоге Марк согласился.
Айн взяла его за руки — просто думай об этих людях и о том, что ты чувствуешь в связи с ними, - попросила она.
- Марк подумал о маме, ее не было, но щемящее чувство с капелькой боли осталось, он подумал об Айе, как они поддерживал друг друга и как им помогал Клод и чувства по отношению к ним были теплые с искоркой. Потом его мысли переключились на Карен – как он увидел ее первый раз, как коммодора, как в темноте держал ее раненую на руках… Образы сменяли друг друга со все возрастающей скоростью, пока наконец не превратились в бурный поток. Это было довольно неприятное ощущение, и тут поток превратился в лавину и Марк схватился за голову, потому что неприятные ощущения переросли в сильнейшую головную боль -  хватит, не могу больше!!! – успел сказать Марк, перед тем как потерять сознание.
Он очнулся в тишине, удивленно огляделся. Рядом, в пределах видимости, никого не было. Он провел рукой по лицу и увидел на ладони кровь. Он пошел и умылся - кровь успела свернутся и отмыть ее было довольно трудно. Сколько же он пробыл без сознания, и что произошло… Осмотрев себя и не обнаружив повреждений он пришел к выводу что, скорее всего, кровь была из носа… Марк вышел из каюты, не заперев дверь.
Айн, свернувшись калачиком под кроватью, посасывая большой палец, наблюдала за действиями Марка. Когда он ушел, она тихо заплакала.
Марк стоял посередине своей каюты и пытался сообразить, почему он пришел именно сюда и что это за место. Мысли текли медленно и лениво, никак не удавалось поймать хоть одну из них. Тогда он просто лег спать и тут же уснул.
***
Айн чувствовала себя ужасно виноватой в том что она сама того не желая сделала больно Марку. Елена сказала, что он друг и никогда ее не обидит, а Айн сделала ему… зло – всплыло нужное слово. А в книгах написано, что зло обязательно должно быть наказано. Значит, Марк накажет ее, подумала она, однако не могла представить, как это будет выглядеть. Елена обещала, что так как раньше ее никто не будет наказывать. Но и то, что было раньше, было очень неприятно, и Айн боялась представить, как ее еще можно наказать. Ей вдруг стало очень жалко себя, и она снова заплакала. Потом снова подумала о Марке, о том, как долго он лежал без движения и Айн не представляла как ему помочь.  Но он все-таки встал и ушел и ничего не сказал, даже не посмотрел в ее строну. Айн вспомнила, что в книгах написано, что зло можно искупить раскаянием. Что это значило, она не знала. Однако твердо решила найти Марка и «искупить зло раскаянием», чтобы это собой не представляло. Марк, уходя, не запер дверь, но она некоторое время колебалась, стоит ли выходить самой или может подождать пока он сам придет, но пришла к выводу, что он может и не прийти больше.
Она осторожно выглянула за дверь, никого не было. Потоптавшись немного на пороге Айн решительно вышла и тут же остановилась в раздумьях куда идти – направо или налево… Она прислушалась к своим ощущениям и пошла налево. Коридор снова разветвлялся и снова был пуст. Айн снова задумалась и снова свернула налево. Доверившись своим ощущениям она шла по узким пустым коридорам. Тут на другом конце коридора показались два человека. Айн испуганно замерла, лихорадочно размышляя куда бежать. Однако эти люди вроде бы и не собирались за ней гнаться. Девушка ждала, готовая в любой момент дать отпор. Люди поравнялись с ней и остановились.
- Что здесь делает такая прекрасная леди?
До Айн не сразу дошло, что они обращаются к ней, ее еще никто не называл прекрасной леди. Не дождавшись от нее ответа, человек спросил еще раз, - вам нужна помощь?
Айн молча кивнула, потом ответила – мне нужен Марк.
- Зачем вам Марк? Мы и без него в состоянии справиться с любой проблемой, – с улыбкой беря ее за локоток, проговорил один. Второй покачал головой и шепнул первому на ухо – не стоит, это подопечная коммодора. Первый сглотнул, убрал руку и высказался:
- Мы проводим вас.
Айн кивнула. Они довели ее до каюты Марка и остановились, - это здесь.
 - Спасибо, дальше я сама, - ответила она, дождалась, пока эти двое уйдут и нерешительно заглянула в каюту. Марк спал. Облегченно вздохнув, она зашла, закрыла дверь, села рядом и стала ждать пока он проснется.

Марк проснулся от ощущения чужого присутствия рядом. Он открыл глаза. Рядом сидела незнакомая довольно красивая девушка.
- Марк я не знала, что тебе будет больно, я думала…
- Кто ты? – перебил он ее, затем огляделся – где я?
- Я Айн, а где ты я не знаю – растерялась она от его реакции.
- Кто ты такая?
- Я же говорю, я Айн! Ты не помнишь ничего? – со слезами спросила она.
Марк задумался, это усилие вызвало дикую головную боль – он застонал и уткнулся лицом в подушку
Айн испуганно наблюдала.
Любые попытки Марка вспомнить что-либо вызывали сильнейшую головную боль. Как только он прекращал попытки вспомнить, тут же прекращалась и головная боль.
- Расскажи, зачем ты здесь, - глухо попросил он Айн, так и не отрывая головы от подушки.
- Я пришла искупить зло раскаянием. Я не хотела, но так получилось, что я сделала тебе очень больно. Я сделала зло, а в книге написано, что зло можно искупить раскаянием.
- Иногда, но далеко не всегда – ответил Марк, повернувшись, наконец, к ней лицом.
- А что такое раскаяние?
- Это когда ты искренне сожалеешь о совершенном…
- А ты совсем ничего не помнишь?
Марк покачал головой – сейчас уже более-менее что-то понимаю, если я пытаюсь вспоминать сам, начинаются головные боли. Но если я не делаю намеренных попыток что-то вспомнить, то память сама понемногу возвращается. Помолчи, пожалуйста…
Марк лежал, уставившись в потолок, затем снова уснул. Айн терпеливо ждала несколько часов. Наконец он проснулся, - что ты здесь делаешь? – удивился он, увидев ее.
- Ты что-то вспомнил?
- Кое-что. И у меня такое ощущение, что тебя быть здесь не должно.
- Да, я в другом месте должна быть, но я не найду сама туда дорогу.
- Давай попробуем найти вместе, предложил Марк. Они вышли из каюты. Марк полуприкрыл глаза, доверился телу и двинулся вперед ведя за собой Айн. В итоге они пришли к каюте, в которой она жила.
- Запомнила дорогу?
- Да!
- Можешь приходить ко мне, если необходимо. Так что все-таки случилось, почему любые мои попытки что-то вспомнить так болезненны? Расскажи с самого начала, попросил он, устраиваясь на стуле.
- Мы говорили про любовь. Ты сказал, что она бывает разная. Я не поняла, что ты имел ввиду и попросила показать через картинки у тебя в голове. Ты согласился. Я начала смотреть, сначала все было хорошо, потом картинок стало много, но я  легко успевала все их понять, и мне казалось что они меняются слишком медленно, хотелось еще увидеть и побыстрее. Но ты сказал что хватит, у тебя из носа пошла кровь и ты упал. Я очень испугалась, ты долго лежал без движения, а потом все-таки встал, умылся  и ушел, а дверь не запер. Я пошла тебя искать…
Марк кивнул, - да, теперь я кое-что понял, или вспомнил. Однако, по-прежнему любые попытки что-то вспомнить намеренно причиняют боль. Но то, что приходит само не вызывает неприятных ощущений.
- Ну как мне искупить зло раскаянием?
Марк улыбнулся, - ты уже искупила,  к тому же я и сам частично виноват, что согласился не известно на что. Тебе нужно будет рассказать Елене… кстати, а кто такая Елена?
- Я не знаю, но ты ее почему-то не любишь – растерянно ответила Айн.
- На это есть причины.
- Так ты помнишь?
- Нет. Знание, или уверенность, или понимание как-то само приходит. Интересно, что или кого я еще не помню…
Айн помолчала, потом предложила, - если хочешь, я могу показать тебе то, что я у тебя увидела…
- Нет уж, спасибо, обойдусь! – ответил он. - Не обижайся. Но ты еще не научилась управлять своими способностями.
- Но как же я научусь, если не буду пробовать?
- Логично, но что-то мне как-то не очень хочется быть твоим тренажером.
- Но если ты попробуешь, то возможно вспомнишь больше.
- А возможно потеряю остатки того, что еще помню…
- А то, что ты помнишь это так важно?
- Не знаю…
- Тогда какая разница?
Марк, молча, обдумывал слова Айн. Она продолжала, - я буду показывать медленно, если почувствуешь что-то неприятное, сразу скажи, и я перестану.
- Ну, хорошо, давай попробуем.
Они сели на полу напротив друг друга. Айн взяла его за руки, - если первый раз я просила тебя просто думать и вспоминать, сейчас мне кажется, тебе нужно просто ни о чем не думать…
Марк молча кивнул. В голове стали возникать образы. Айн не обманула, они медленно сменяли друг друга. Но ничего нового в мысли Марка не внесли. Он вынул свои руки из рук Айн.
- Больно? – поинтересовалась она.
- Бессмысленно, - ответил он, – то, что ты мне показываешь оно какое-то... безразличное. Да, я вроде узнаю людей, но как-то... - так и не смог подобрать слово Марк.
Айн задумалась, – возможно, потому, что ты мне передавал образы в связи с эмоциями. Может, попробуем еще раз, только я теперь образы с эмоциями совмещу.
- Ладно, давай, но последний раз.
Айн снова взяла его руки в свои – ни о чем не думай…
Марк снова видел образы, однако теперь они были со смыслом, узнаваемы и вызывали определенный отклик, однако, появлялись слишком медленно, ему хотелось видеть еще и как можно быстрее. Айн попыталась выпустить его руки из своих, но он, стиснув ее ладони, не дал это сделать, скорость появления образов возросла, теперь они мелькали очень быстро, но он успевал заметить все что необходимо, и их казалось, было мало, хотелось больше и быстрее. И тут они закончились, он открыл глаза и увидел Айн  без сознания.
Чертыхнувшись, он набрал воды и попытался привести девушку в чувство. Холодная вода возымела свое действие и Айн открыла глаза.
- Ты вспомнил?
- Да, я все вспомнил. Ты сама как?
- Это было очень-очень больно…
- Извини, я не смог остановиться, это… опьяняет…
- Да, теперь ты меня понимаешь…
- А ты меня. Ты сама-то все помнишь?
- Почти… я не помню ни одного образа, ничего из того, что ты мне показывал последний раз…
- Получается ты не просто смотрела образы в голове, ты их забирала, а сейчас вернула.
- Видимо да.
- Но если ты умеешь забирать память, наверное, должна уметь, не трогая, просто смотреть.
- Наверное… может, попробуем еще раз?
- нет уж, с меня хватит… Нам обоим нужно отдохнуть.
Марк перенес ее с пола на кровать.
- Ты придешь завтра? – спросила она сонным голосом.
- Приду, - ответил он выходя.
Марк медленно двигался в сторону своей каюты. В голове мелькали мысли и образы. Карен, Елена, Айя, Клод, мама… Айн... Она стала совершенно непохожа на ту полузвериную сущность, которая цапнула его за руку пару недель назад. Надо отдать должное Елене, она сотворила чудо и превратила зверушку в человека. Сумела за  очень короткий срок узнать о ней гораздо больше, чем доктор за 4 года. Возможно, Елена не так уж и плоха… а Айн красивая девушка, хоть и немного наивная. Надо же, пришла искупать зло раскаянием. Марк улыбнулся про себя, но тут же нахмурился. Она еще не умеет контролировать себя, может и убить случайно, сама того не желая. Хорошо, что в этот раз все закончилось более-менее благополучно. Ужасное чувство ничего не помнить, а при любой попытке вспомнить испытывать боль. А когда память отрывочно возвращается, не иметь возможности связать этот кусок с нужным контекстом, опять же из за боли… Он подумал о Карен, которую не видел уже больше недели, и с удивлением отметил что мысль об ее отсутствии не вызывает такой тоски и желания ее увидеть как раньше, но решил что это связано с усталостью. Придя к себе он не раздеваясь рухнул на постель и тут же провалился в сон без сновидений.
Проснувшись он снова увидел Айн.
- Что ты здесь делаешь? – поинтересовался он.
- Мне было скучно, а вчера ты сказал, что я могу прийти к тебе, если будет необходимость.
Марк посмотрел на часы,- я сейчас не смогу тобой заниматься, у меня есть работа и ее нужно выполнять, поэтому будет лучше, если ты вернешься к себе и дождешься пока я не закончу с делами.
- А можно с тобой? Я не буду мешать. А если буду, то скажи и я уйду. Я ведь ничего не видела еще кроме комнаты, в которой я жила в лаборатории доктора и каюты здесь.
Марк обдумывал просьбу Айн.
- Ну пожалуйста, разреши - глядя на него синими глазами, прошептала девушка. И Марк сдался, - ну хорошо, но ни с кем не разговаривай и ни о чем меня не спрашивай. Если у тебя будут вопросы, я отвечу на них позже. Если будешь мешать, отправишься к себе, по первому моему требованию!
Айн быстро закивала – я все поняла!
Марк быстро принял душ и переоделся.
Первым делом  он обошел положенные посты и направился к капитанскому мостику. Придя на место, он выслушал информацию о происшествиях, ответил на интересующие людей вопросы, сделал соответствующие записи в нужных журналах, ответил на пришедшие запросы. Все это время Айн ходила за ним, но надо отдать ей должное, ни во что не вмешивалась и ни с кем не разговаривала. Она надолго остановилась у панорамного иллюминатора, забыв о происходящем вокруг. Однако это было не совсем верно. В действительности же она увидела тех двоих, что проводили ее вчера до каюты Марка. Они о чем-то между собой разговаривали, думая, что на таком расстоянии их не слышно, но Айн слышала каждое слово:
- Видал, - шептал один на ухо другому, - наша вчерашняя знакомая.
- Да, хороша девка, я бы от такой не отказался.
- Я бы тоже, да не про нас она.
- Это уж точно. А Костолиц то не промах, отхватил себе и коммодора и должность, и эту прелестную цыпочку в придачу…
- Дурак ты, Марек - отвечал второй, - уж не знаю чего у него с коммодором, но работать он в отличие от некоторых умеет. Если бы ты поменьше трепался и побольше занимался делом, давно бы получил повышение и в должности и в жаловании и смог бы себе позволить не одну такую цыпочку. И вообще с чего ты взял, что она его. Насколько я в курсе с ней коммодор возилась, а поскольку она  сейчас слегка не в кондиции, видать оставила Костолица за ней приглядывать.
- Ага, а он чтобы далеко не ходить, приглядывает за ней у себя в каюте. Я сам видел, как они утром вдвоем выходили.
- Завязывал бы ты с амброзией, а то тебе и не такое померещится….
- Да я бы может и завязал, если бы мог…

Марк, закончив с делами вернулся к себе в каюту, Айн как хвостик шла за ним.
- Все, больше дел нет?- поинтересовалась она.
- Нет, в полете обычно мало что происходит. Если есть вопросы, спрашивай.
- Я тебе не мешала?
- Нет.
- А что это за штука такая большая с точками светящимися?
- Это панорамный иллюминатор. Что-то вроде окна. Через него видно, что творится снаружи.
- Снаружи очень красиво, а можно выйти посмотреть?
- Вряд ли. Снаружи смертельный холод и нечем дышать. Если окажешься снаружи без скафандра тут же умрешь, превратившись в хрупкую ледышку, способную разбиться на тысячу кусочков от неосторожного обращения.
Айн поежилась, - а что такое амброзия?
- Я знаю наркотик с таким названием. Где ты об этом слышала?
Айн слово в слово пересказала диалог, который слышала стоя у иллюминатора. По мере ее рассказа лицо Марка каменело, а кулаки сжимались.
Айн испугалась, - что я не так сделала?
- Нет, с тобой все в порядке, - поспешил успокоить ее Марк, - но я думаю, тебе не стоит больше приходить сюда.
- Почему, ты же сам сказал, что я могу…
- Теперь говорю что не нужно, - резко перебил он ее, - сиди у себя!
Айн ничего не сказав, выбежала  из каюты.  Марк чертыхнулся и вышел следом, но ее в коридоре уже не было. Он надеялся, она вернется в свою каюту, но там ее не оказалось.  Марк задумался о том, что услышал от Айн - дурацкий треп двух подчиненных, почему он так среагировал? Понятно, что его повышение и отношения с Карен вызывали много толков, но не это его задело, а предположения на счет него и Айн. Марк примерно помнил тех, кто стоял ближе всего к ней, однако никто не стоял достаточно близко, чтобы можно было услышать разговор. Если только…  у нее нет способности слышать лучше обычного человека. Что не исключено. В этом случае она могла услышать тех, кто стоял по разные стороны от панорамного иллюминатора. Слева стоял Берковец, но он был один и он бы не позволил подобных высказываний даже среди друзей. А вот справа действительно стояла неразлучная парочка, которая порой доставляла неприятности…
***
Айн бежала по коридору, не глядя, слезы текли ручьем, она почти не видела дороги и с трудом угадывала повороты. За очередным поворотом она внезапно оказалась в мужских объятиях, стала вырываться, но ее тут же отпустили. Прекрасная леди снова заблудилась? – услышала она знакомый голос. Смахнув слезы и подняв голову она узнала одного из тех, что провожал ее к каюте Марка.
- Вас кто-то обидел?
Айн помотала головой.
- Вам нужно успокоиться. Немного отдохнете и скажете, куда вас проводить.
Айн также молча кивнула. Человек отвел ее в столовую, где кроме одинокого официанта занятого уборкой столов, никого не было – завтрак уже был, а до обеда было еще далеко.
- Почему ты обращаешься ко мне как будто меня много? - поинтересовалась она.
- Как тебя зовут? – спросил он вместо ответа.
- Айн.
- А меня Марек. Он раздобыл стакан воды и бросил туда таблетку, отчего вода в стакане приобрела золотистый переливающийся оттенок, – возьми, выпей и тебе станет легче.
- что это? – спросила она, беря стакан.
Он улыбнулся – пей, не бойся, тебе понравится, - подмигнул он ей. Айн пожала плечами и попробовала питье на вкус. Оно было терпким, но не неприятным и она выпила половину.
- Куда тебя проводить?
- Я не знаю… нет, знаю. Проводи меня к Марку, а оттуда я сама дойду.
- Как скажешь, - согласился он, допивая остатки напитка из стакана Айн.
Айн встала, но ей показалось, будто она взлетела. Она испуганно остановилась.
- Держись за мою руку, - предложил ей помощь Марек. Айн приняла его предложение. Она крепко вцепилась в него, поскольку каждое движение казалось стремительным, одновременно краски вокруг стали ярче, видеть она стала четче, а голос Марека показался ей похожим на звенящие колокольчики. Он осторожно вел Айн, а она с удивлением оглядывалась вокруг – все предметы приобрели красивые радужные контуры а вокруг летали  золотистые хлопья, собираясь в красивые узоры, они рассыпались что бы образовать новый узор. Ее так заворожило это видение, что она ни на что не обращала внимание. Марек прозвенел мелодичным голосом – мы пришли.
Айн только кивнула и продолжала наблюдать за танцующими хлопьями.
- Ты очень красивая, - говорил Марек, снимая с нее тунику.

Марк размышлял, куда делась Айн. Корабль огромный, она могла пойти куда угодно. И одному можно искать ее до бесконечности, нужна помощь и Марк знал, у кого ее можно попросить…
- Марк? – удивился Берковиц, - что случилось?
- Майкл, помнишь девушку, подопечную коммодора?
- Это та, кусачая? – уточнил он.
- Да, только она теперь не кусачая,  и это она ходила за мной все утро.
- Ничего себе превращение! – восхитился Берковец
Марк кивнул, - да, но речь не об этом, так получилось, что она... потерялась на корабле, я не могу ее найти. Если с ней что-то случится, Ел… Карен мне голову оторвет!
- Не вопрос, найдем! Все равно заняться нечем, хоть какое-то развлечение, - улыбнулся он.
- Спасибо! Сообщи, если что-то узнаешь.

Размышления прервал звонок от Берковица, - тот сообщил, что официант  видел какую-то девушку, уходящую из столовой с Мареком Теницки. Марк уточнил номер каюты Теницки  в корабельном компьютере, и, судя по индикаторам, тот был у себя. Он помнил этого рядового с притупленным чувством самосохранения, еще с тех времен, когда работал на Джаспера. Он всегда лез на рожон, но в боевой обстановке это выглядело как отвага, а вне ее как глупая бравада и выпендреж. В итоге ему, то присваивали новое звание, то лишали за какую-нибудь драку.
Марк постучал в дверь каюты Теницки. Но ответа не получил. Тогда он открыл дверь универсальным электронным ключом.
Айн  без одежды хмуро сидела в углу на полу. Вжавшись в противоположный угол, стоял раздетый Теницки. Марк, сперва не понял, отчего тот так напряжен и совсем на него не реагирует. Затем разглядел в висящий в воздухе и целящийся тому в висок пистолет и висящий в воздухе нож, целящийся в пах.
Картина маслом! – внутренне усмехнулся Марк. Он медленно подошел к девушке, присел рядом и тихонько заговорил. - Айн, отпусти его, он  напуган и уже порядком наказан.
Айн молча помотала головой, отчего дуло пистолета сильнее вжалось в висок, а лезвие ножа, дернувшись, царапнуло кожу Марека. Тот тихо взвыл.
Марк продолжал уговаривать девушку - если ты его сейчас отпустишь, ты сделаешь доброе дело. Он будет тебе вечно благодарен. Так? – обратился он к вжавшемуся в угол Мареку.
- Да, да, вечно буду благодарить! – прохрипел тот, - отпусти, пожалуйста, - добавил он срывающимся шепотом. Нож и пистолет упали на пол. Теницки сполз по стене на пол и разрыдался.
Марк оставил Айн, подошел к рядовому и присел возле него на корточки.
- Сам напишешь рапорт об увольнении или тебе помочь?
- Сам, сам, - закивал тот.
- Понимаешь за что? – жестко спросил Марк.
- Из-за нее, - шепотом ответил Теницки.
Марк встал, и покачал головой, - во-первых, за это, - с этими словами он пнул пистолет и тот отлетел в дальний угол, затем выделяя каждое слово, жестко произнес  - незарегистрированное огнестрельное оружие, на корабле! Во-вторых, не догадываешься?
Тот помотал головой.
Марк улыбнулся, - что, совсем не догадываешься? - подобрав нож, он подошел к решетке вентиляции и вывинтил единственный болт, на котором она держалась. - И даже сейчас не догадываешься? – поинтересовался он, доставая из ниши сверток.
- Все-таки стуканул, урод, -  прошептал Теницки.
Марк  разозлился, - ты сам урод, на тебя никто не стучал. Я знаю все места на корабле, где подобную дрянь хранят такие, как ты!
- Что, тоже пробовал? – усмехнулся Теницки.
Марк нехорошо улыбнулся — ты помнишь, кто был моим начальником у Джаспера?
Марек молча кивнул.
- Он тоже думал, что я тупой, а ему все можно… помнишь, что с ним случилось?
- Так это ты... - прошептал Марек.
Марк усмехнулся и снова присел на корточки рядом с Мареком - ну и наконец, третья причина, как ты правильно заметил — она. Но я хочу сказать, что ты еще легко отделался. Коммодор, особенно не в духе, не была бы так лояльна к тебе.
- Убить бы точно не убила! - возразил рядовой.
- Нет, конечно, как ты мог об этом подумать! - возмутился Марк, затем выделяя каждое слово, добавил, - все гораздо, гораздо хуже. Она бы морально и психологически сделал бы с тобой то, что ты собирался физически сделать с ней — показал Марк на Айн. Не думаю, что ты получил бы удовольствие от процесса. Она - да, а ты вряд ли.
- Нет... - неуверенно проговорил Марек,  - она не стала бы...
Марк зловеще прошептал, - когда она не в духе, поверь мне на слово, она и не на такое способна...
И без того бледный Марек побледнел еще сильнее. Марк продолжал, - поэтому в твоих же интересах исчезнуть раньше, чем она придет в себя.
Тот истово закивал, - да, да, я все понял...
Марк встал, подобрал пистолет, сообщил Майклу, что нашел Айн, подобрал ее одежду, укутал девушку в одеяло и отвел в ее каюту.  Айн все время молчала и это беспокоило Марка, но он не стал ее ни о чем спрашивать.  Просто уложил ее в кровать, вышел, запер дверь снаружи и ушел к себе.
Вернувшись вечером, он застал ее в том же положении, в каком оставил.
- Айн, не молчи, расскажи что случилось? Попытался он расшевелить ее.
Айн наконец повернулась к нему лицом, села в постели кутаясь в одеяло - ты меня напугал...
- Каким образом? - удивился Марк.
- Я видела все, что ты думал, пока разговаривал с тем человеком... Елена и правда так может?
Марк вздохнул, - я не знаю, мне нужно было напугать его я и напугал, я же не знал, что ты все видишь...
- Но ты можешь быть страшным... тихо проговорила она.
- Да, могу быть и страшным и жестоким и добрым и честным, в зависимости от обстоятельств и людей вокруг. Это нормально. Я не могу быть все время одинаковым...
- Она обманула меня, сказала, что меня больше не накажут, - сменила тему девушка.
- Я не совсем понимаю, о чем ты, - растерянно высказался Марк.
- Я убежала от тебя, плакала, встретила Марека. Он сказал что поможет, отведет куда скажу. Дал попить, сказал для того чтобы я успокоилась и что мне понравится. Сначала было немного страшно, потом очень красиво и мне правда понравилось, а потом я оказалась в незнакомой каюте, а он раздел меня и хотел наказать. Я испугалась и сильно толкнула его, а он достал нож и оружие и сказал, что убьет меня. И тогда я рассердилась, подобрала нож и пистолет и загнала его в угол. А потом пришел ты.
- Но я так и не понял про наказание…
Айн вздохнула, - когда я жила у доктора, я однажды убежала в открытую дверь. Меня поймали охранники, их было трое. Два меня держали, один что-то делал со мной, потом они менялись местами. Сказали что это наказание. Сказали, если расскажу доктору, снова накажут. Я никому не говорила, но они все равно приходили и наказывали.
Елена сказала, что меня никто никогда так больше не накажет. Она обманула меня…
Ох, ты ж черт возьми! – подумал про себя Марк, в слух же сказал.
- Она не обманула тебя, просто она не знала, что все так получится. Ну не умею я приглядывать за… детьми.
- Я знаю, кто такие дети, и я не ребенок! – насупилась девушка.
- Это я тоже знаю. Послушай, то, что я скажу сейчас, совершенно точно не понравится Елене, и я знаю, ты мне не поверишь, но я не могу это не сказать. И пожалуйста, дослушай до конца.
Айн удивленно на него смотрела, - говори.
- Тебя не наказывали. Ты обещала дослушать! – не дал продолжить ей Марк, - ты правильно сказала, ты не ребенок, ты выглядишь как женщина, красивая женщина. Красивые женщины нравятся мужчинам. Ты понравилась Мареку и тем троим охранникам из лаборатории настолько, что они захотели сделать то, что ты называешь наказанием. Просто они сделали это неправильно, во-первых, без твоего согласия, а во-вторых, думали о себе, а не о тебе. Обычно когда мужчина и женщина нравятся друг другу, им хочется быть рядом друг с другом, дотрагиваться друг до друга и в какой-то момент обычных прикосновений и объятий становится мало и хочется чего-то большего, хочется раствориться друг в друге… И это взаимно приятно.
Айн помотала головой и поморщилась – нет, неприятно! Совсем-совсем!
- В том неправильном виде, в каком это происходило с тобой, да. Но когда все правильно, по взаимному согласию, все совсем по-другому. Это тебе скажет любая женщина.
- И Елена?
- Думаю, и она тоже.
- А если мне не нравится тот, кому нравлюсь я?
- Если к тебе пристает мужчина, который тебе не нравится, можешь смело ему сказать чтобы шел туда, откуда пришел, а если он не отстанет, поступай с ним как с Мареком, только поосторожней с оружием - улыбнулся Марк.

- Марк, останься пожалуйста здесь, со мной...
- Я думаю, это не самая лучшая идея.
- Ну пожалуйста! Я боюсь…
Марк некоторое время колебался, потом все же решил, - ну хорошо, но только сегодня! Айн согласно кивнула.
Марк расположился на полу и быстро уснул. Айн не спалось, она думала о словах Марка. Когда он говорил, он совершенно точно не лгал. Кроме того, и Марек ей в общем-то ничего плохого не сделал, хотя может просто не успел. Интересно, что это был за напиток, от которого такие интересные видения возникали, нужно спросить Марка. Она поглядела на его неподвижную фигуру на полу. Он лежал спиной к ней, и в полумраке белело только не прикрытое одеялом плечо и волосы. Айн тихонько сползла с кровати и присела рядом. Аккуратно убрала с его лица прядь волос. Елена сказала, что он хороший, и это оказалось правдой. Только он не такой как она, совсем другой, он… лучше. Айн была слегка шокирована своим собственным выводом. Он ей определенно нравился и именно так, как он рассказывал — ей хотелось к нему прикоснуться. Она провела ладонью по его плечу, затем наклонилась и прижалась щекой к нему...
-Знаешь, детка, не делай так больше, - хрипло выговорил он.
- Почему? Тебе не нравится? – она даже не удивилась тому, что он не спит.
- Именно потому, что нравится, не стоит продолжать.
- Тогда я не понимаю…
- Я лучше пойду к себе, - он встал и направился к выходу.
- Подожди!
Марк замер у двери, но не повернулся.
- Не уходи, я сделаю, как ты скажешь, - с этими словами она перебралась на кровать и закуталась в одеяло. Марк обернулся и внимательно на нее посмотрел. Айн ждала его решения. В итоге он развернулся и вернулся в свою импровизированную постель на полу. Однако сон не шел.
- Расскажи про работу? – попросила Айн.
- Что ты хочешь узнать?
- Что это такое, зачем она нужна и почему ты ей занимаешься.
Марк вздохнул и сел, - работа дает средства к существованию. Видя ее непонимающий взгляд он пояснил, - ничего в нашем мире нельзя получить просто так. За еду, одежду, возможность куда-то попасть, помощь нужно что-то давать в замен. А чтобы при обмене никто не был обижен люди придумали деньги. Я работаю, получаю за эту работу деньги  и на них могу приобрести почти все что угодно.
- А все люди работают?
- Большинство умеет что-то делать лучше других и это свое умение и продаёт.
- А что ты умеешь делать лучше? Я видела только как ты разговариваешь с другими.
- Это только сейчас так. Раньше я был капитаном корабля…
- Этого?
- Нет, у меня свой корабль, называется «Индиго»
- А он такой же огромный как этот?
- Нет, он раза в два меньше.
- И ты делал так, чтобы он летал?
- Нет, один человек не способен заставить лететь корабль подобного класса. Я координировал действия людей таким образом, чтобы корабль мог летать.
- А есть такие корабли, для которых нужен только один человек?
- Есть. Но обычно они летают недалеко и не способны покидать систему.
- А ты умеешь заставить летать такой корабль?
- Да, я не раз это делал до того как стал капитаном «Индиго».
- Я хочу посмотреть…
- О, нет, - застонал Марк, - экспериментов достаточно…
Айн улыбнулась, - ты не понял, я хотела не картинки из головы, я хотела сама посмотреть.
- Тогда это вполне возможно, но в любом случае не сейчас. Пора спать, - с этими словами он завернулся в одеяло с головой и лег спиной к Айн.
- Марк… - прошептала Айн.
- Ну чего еще? – пробурчал Марк.
- Мне тоже нужно работать? У меня ведь есть одежда, еда...
- У тебя отлично получается не давать мне спать, Елена будет довольна, - съязвил он.
- А что, такая работа тоже бывает, не давать спать? – искренне удивилась девушка.
Марк вздохнул и снова сел, - я просто пошутил, тебе не нужно работать…
- Почему?
- Потому что Елена тебе подарила еду, одежду и вообще все.
- Подарила?
- Да, дала просто так, может потому что ей так захотелось, может по другой причине...
- Ты же сам сказал сейчас, что просто так не бывает…
- Обычно не бывает, но иногда когда хотят кому-то сделать приятное, то делают подарок, что-то дают, но не ждут ничего в замен, - ответил он,  а про себя продолжил, — только это не касается Елены.
- Но ведь она спит сейчас…
- Корабль со всем, что на нем находится, принадлежит ей, поэтому то, что она спит ничего не меняет. И я тоже хочу спать, - сердито закончил он, снова укладываясь в своей импровизированной постели на полу. Марк успел почти задремать, когда его снова окликнула Айн. – Марк…
- Еще один вопрос. И здесь останется кто-то один, подозреваю, что не я! – раздраженно пробурчал он ей в ответ, и Айн больше не решилась его беспокоить.
Первое что увидел Марк когда утром открыл глаза – лицо Айн.
- Хочу посмотреть на корабль, ты обещал! Он закатил глаза и мысленно застонал.
- Тебе так сильно не нравится общаться со мной? – расстроено проговорила она.
Марк внутренне чертыхнулся, он и забыл об ее способности считывать эмоции. Взяв себя в руки, он ответил, - нет, дело не в симпатии или антипатии, просто я немного устал от бесконечного количества вопросов от тебя. Просто раздражает немного то, что ты не знаешь или не понимаешь каких-то очевидных вещей.
- Поэтому я и спрашиваю так много, иначе как я обо всем узнаю?
Марк задумался, - ты права, и... кажется, у меня есть идея…
- А корабль?
- Я не забыл.
Ангар был огромен. У Айн даже закружилась голова. На одной из стен ангара как на гигантских полках располагались корабли. Они казались игрушечными и отличались размером и формой. Айн насчитала 4 разновидности.
- А почему они разные?
- Потому что предназначены для разных задач.
Он подвел ее к одному из кораблей. Вблизи он уже не казался таким игрушечным как издалека.
- А как они попадают наружу?
- Видишь, от каждой ниши с кораблем идет дорожка, по этой дорожке они попадают на взлетную полосу, а оттуда через шлюз в космос.
- А почему…
- Просто смотри, - попросил Марк и Айн молча кивнула.
- Я хочу посмотреть что внутри корабля!
- Тебе нечего там делать, - возразил Марк.
Айн была категорически не согласна, но возражать не посмела, поскольку чувствовала его раздражение.
- Я достаточно насмотрелась, можем возвращаться.
По дороге назад Марк молчал, Айн чувствовала его негатив, но решилась все-таки высказаться.
- у меня очень много вопросов, но где я найду на них ответы, если ты не хочешь со мной разговаривать?
- Ты найдешь все ответы и даже больше, – ответил Марк, и Айн решила подождать.
Он довел девушку до ее каюты.
- Какие  тебя вопросы? - поинтересовался он, садясь за компьютер.
- У меня их много...
- Конкретно! – потребовал он.
- Какие корабли еще бывают, как они летают, почему нельзя далеко улететь, почему они такие большие, а ты говорил что они маленькие. Почему они разные, Что такое любовь, что такое настоящее наказание, почему ты говорил, что меня не наказывали, почему снаружи холодно и можно умереть, что такое смерть… - собрала она в одну кучу все, что не давало ей покоя. Слушая ее, Марк подбирал ей в библиотечной базе корабля книги, способные, по его мнению, ответить на вопросы Айн, лучше его самого. Набор получился внушительный. В него вошли и справочники, и учебники, и атласы, и руководства, и религиозные издания и даже несколько любовных романов.
Наконец, когда количество литературы оказалось достаточным для того чтобы с его точки зрения исчерпывающе ответить на вопросы Айн он повернулся к ней, - я не могу все время находиться рядом и рассказывать обо всем что тебя интересует, к тому же во многом я просто не разбираюсь. Поэтому предлагаю почитать и поискать ответы самой. И если после этого у тебя останутся вопросы, мы поговорим. Однако, чтобы тебя никто не беспокоил, ну и для собственного спокойствия я тебя закрою в каюте, но буду заглядывать время от времени.
Айн согласно кивнула.
Марк вышел и запер ее каюту. Облегченно вздохнув, он пошел к себе досыпать.
Айн как и прошлый раз была целиком погружена в чтение и вяло реагировала на его присутствие, однако съедала все что он приносил. Он наблюдал, как она читает – она перелистывала страницы через каждые 3-4 секунды. Марк не был уверен действительно ли она читает, но порадовавшись тому что ему не приходится с ней возиться, не прерывал ее. И кажется, в отношении нее ничему уже не удивлялся. Два дня Айн читала, третий день она почти весь проспала, а когда проснулась была задумчива. Марк принес ей поесть.
- Нашла ответы? – поинтересовался он.
- Да, как ты и сказал, и даже больше.
- Больше вопросов нет? – поднял бровь Марк.
Айн вздохнула – вопросов стало еще больше. Но я думаю, что на некоторые из них я найду ответы сама. А на счет остальных, - Айн улыбнулась, – я надеюсь, ты поможешь подобрать мне нужные книги. Айн помолчала, - но я думаю, часть моих вопросов останется без ответа.
- И что же это за вопросы?
- Не думаю, что тебе интересно, - ушла от ответа девушка.
Марк не показал виду, что удивлен ее ответом, вслух же констатировал, - ты чрезвычайно быстро читаешь. Теперь уже удивилась Айн – а что, можно читать как-то по-другому? Мне же кажется что я это делаю слишком медленно…
- Айн, ты несколько отличаешься от остальных людей. Поэтому доктор и занимался экспериментами с тобой. Однако насколько я знаю, он не в курсе всего того что ты умеешь.
- Я не знаю, что из того что я умею умеют все, а что только я. Ты ведь тоже можешь видеть эмоции.
- Гораздо хуже, чем ты и только при определенных условиях. Тебе же для этого не нужно никаких усилий. То, что ты творишь с памятью, обычные люди не могут. Только с использованием приборов. Двигать предметы не касаясь, этого я никогда не встречал. Твой способ чтения весьма необычен, как и острый слух, как и то с какой скоростью ты усваиваешь информацию. Чтобы прочитать все те книги, что ты прочла за 2 дня, мне бы понадобилось пара тройка месяцев, а чтобы понять и разобраться в том, что там написано еще два раза столько же.
- Правда? – удивилась Айн.
- Да,  - ответил он, - твои таланты могут заинтересовать разных людей с совершенно разными целями. Одним интересно как ты это делаешь, другим захочется тебя использовать, чтобы помогать другим людям, третьи захотят с твоей помощью расправится с врагами. И не всегда будет ясны истинные цели. Любой поступок можно перевернуть с ног на голову и самое мерзкое может показаться благодетельным, а благое дело мерзким. Как определить, тебе никто никогда не скажет, тебе придется решать самой. Но от того что ты решишь может очень многое зависеть.
- И что же делать?
- Я не знаю. Здесь нет однозначного ответа. Но если тебе интересно, на твоем месте я бы не стал никогда никому демонстрировать то, что я умею. И своими умениями пользовался бы только тогда когда был бы точно уверен в нужном эффекте или результате использования. То как решишь поступить ты – будет твоим решением, и за последствия этого решения тоже будешь ответственна ты.
- Цена поступка?
- Да, соглашаясь на определенное решение, ты соглашаешься и на все последствия его принятия. И если в результате происходит что-то плохое, о чем ты знала, то винить в этом некого, кроме себя.
- Спасибо, Марк, ты ответил еще на часть моих вопросов, но вопросов от этого меньше не стало…
- Это нормально. Вся наша жизнь это поиск ответов, в результате которого вопросов становится еще больше. И мне кажется, что счастье и есть в том, чтобы найти ответы на свои самые главные вопросы.
- Возможно…
Марк сменил тему, - послезавтра мы прибываем на орбиту Тарона. Там Елену разбудят, и как только она будет в состоянии, она вернется к тебе.
Айн помолчала – я не хочу.
- Почему?
- Тебе ведь она не нравится, - скорее утвердительно чем вопросительно высказалась девушка.
- У меня есть ряд конкретных причин для этого. Кроме того, с какой стати твое отношение к ней должно быть связано с моим?
- Я не знаю, как тебе объяснить. Но как ты говорил про последствия, последние несколько дней у меня есть уверенность, что если я дальше останусь с ней, произойдет нечто, что я вижу у себя в голове как картинку, образ… и эта картинка она меня пугает, хотя не содержит ничего устрашающего. Если же я склоняюсь к иному выбору я вижу другую картинку, я не вижу ее четко, она туманна, но не несет такого негативного эмоционального заряда, как первая…
Марк напрягся – будущее?
- Да, мое, по всей видимости, но отдаленное. Раньше было уже так – до того как Елена заснула, была картинка про нее… внешность не изменилась но она другая была, вроде она и не она. А потом картинка изменилась – она здесь и все было хорошо.
- Видимо одно будущее до приятия решения о том, чтобы заснуть, другое – после, – предположил Марк.
Айн кивнула, - да, я ей сказала, что она правильно сделала и все будет хорошо, только не знаю, поняла ли она меня…
- Вот эта твоя способность… знаешь, не говори никому что ты видишь, до того как сможешь логически обосновать это. Тебе либо не поверят, либо начнут использовать своих целях. Логика же послужит достаточным обоснованием и не вызовет подозрений… Люди всегда стремились узнать будущее, у меня тоже есть искушение узнать…
- Я бы посмотрела, но мне кажется, я вижу только связанное со мной будущее.
Марк покачал головой – и хорошо, пусть все идет так, как идет.
Айн сменила тему — Марк, извини, но я видела у тебя в голове — Елену, только совсем другую и ты ее любишь...
- Это не Елена, это Карен. Она настоящая хозяйка корабля и мой командир.
- Но почему она выглядит почти как Елена?
- У них одно тело на двоих...
- Как такое может быть?
- Это сложно объяснить, но это действительно так. Они обе совсем разные. И Елена мне не нравится...
- А Карен ты любишь... я читала в книгах что ты мне дал про любовь, но я так и не поняла до конца что это, расскажи!
Это не та тема, которую я хотел бы обсуждать с тобой, - ответил Марк.
- Но почему? Это так сложно, или неприятно?
- Нет, просто это очень личное, касается только меня и ее.
- Но ведь она не первый человек которого ты любил, - скорее констатировала чем спрашивала Айн. Марк промолчал.
- Как ты узнаешь, что ты любишь?
- Я не могу ответить на этот вопрос, это просто приходит как уверенность, знание...
- Но как ты отличаешь себя того который любит от того которого не любит. Как ты можешь любить Карен и не любить Елену, они же одинаковые?
Марк покачал головой — они совсем разные, я уже как-то объяснял Елен — мне даже видеть не нужно различия во внешности, разница и в том как они дышат и в том как двигаются, по разному реагируют на одни  те же прикосновения...
- То есть ты никогда не перепутаешь Елену и Карен, даже в темноте?
- Да.

Марк уснул сидя за компьютером, и ему снилось что в каюту вошла Карен. Он удивился — как ты здесь оказалась? Ты ведь сейчас Елена и спишь…
- Карен, молча, покачала головой, провела рукой по его волосам, погладила плечо... Марк взял ее руку в свою, обнял ее за талию и притянул к себе. Карен по-прежнему не говорила ни слова, а Марк и не настаивал, боясь, что сон прекратиться. Он так давно ее не видел, ему не хватало ее прикосновений, ощущения, что она рядом, ее стремительной смены настроений. Однако такой как сейчас она никогда не была, будто неуверенная что он хочет ее видеть, натянутая как струна, будто ждущая подвоха. Он поцеловал ее, но ее реакция на поцелуй была не такая как всегда, и хотя он видел Карен, у него возникло ощущение что это не она. Он закрыл глаза, чтобы понять, что же не так, возможно она изменила свое отношение к нему. Он гладил ее по плечам и груди  не находил того что обычно находил — едва заметный, но хорошо ощущаемый шрам под левой грудью, маленькой выпуклой родинки на правом плече, припухшее от обширного кровоподтека предплечье, прикосновения к которому вызывали защитное напряжение в определенных мышцах. Ничего этого не было и ощущения от ее тела были совершенно незнакомые. Все было неправильно. Марк попытался проснуться, но у него не получилось. Тогда он решил, что раз это сон, то во сне можно действовать как угодно. Он попытался выкрутить ей руку, но был отброшен будто гигантским молотом на стену, упал и потерял сознание.
Айн подошла к нему, проверила пульс на сонной артерии, убедилась, что Марк жив и вышла. Он действительно не соврал. Она сумела заставить его видеть то, что ей нужно, но он почувствовал подвох. Именно почувствовал. Значит, нужно сделать так чтобы он думал, что его ощущения соответствуют тому, что он видит... Значит, придется глубоко копаться в его памяти...

Марк проснулся на полу, болела спина, он вспомнил свой сон, однако пробуждение на полу и боль в спине сном не были. Он отправился в лазарет, - врач его осмотрел, но не найдя повреждений, констатировал растяжение и рекомендовал отдых. Марку не давал покоя сон с неправильной Карен. Находясь в лазарете, он заглянул в палату с медицинскими автоматами. Елена по-прежнему спала, Рой находилась рядом. Он поинтересовался у нее все ли в порядке. Та удивилась, но ответила, что пока ничего нового и необычного не случилось. Марк задумался, значит, это был действительно сон... но как же спина? Возможно, он потянул мышцу вчера в спортзале.
Около своей каюты он встретил Айн. 
- Марк, можно я побуду рядом с тобой? Я не буду тебя ни о чем спрашивать, просто хочу быть рядом, пожалуйста. Марк задумался, - ну, если не будешь задавать вопросов, то можно, но если начнешь говорить, то отправлю тебя к себе. Айн кивнула и села  самый дальний угол каюты.
Мак сел за компьютер почитать и разобрать документы. Но начав работать, он понял, что не может сосредоточиться - голова шумела, мысли были запутаны, он то и дело возвращался к своему сну. Он посмотрел на Айн. Она сидела в той же позе и сосредоточенно разглядывала пол, не среагировала на его внимание к ней.
- Айн, мне нужно в спортзал...
- Я с тобой, — улыбнулась она, - буду молчать!
Марк кивнул и вышел — по дороге до спортзала, туман в голове прояснился, головная боль прошла. Айн устроилась в дальнем углу и снова занялась разглядыванием пола, Марк принялся за упражнения, но головная боль и туман появились вновь. Однако Марк добросовестно выполнил весь комплекс упражнений. Почему-то это было очень тяжело, он устал так, будто не 20 минут занимался гимнастикой, а сутки без перерыва работал с бумагами. Он вернулся к себе. Айн сказала, что без вопросов ей скучно и ушла. Марк принял душ, голова прояснилась, туман и боль ушли.

Айн анализировала воспоминания Марка. Было трудно, она очень устала, но была довольна. Того что она увидела в его памяти хватит чтобы ее внушение было правдоподобным. Ей так хотелось узнать, как чувствует тот, кого любят. В книгах все было очень красиво написано и ей хотелось, чтобы и к ней Марк относился также. Марк ни разу ей не соврал, все, что он говорил, оказывалось правдой, даже если поначалу трудно было в это поверить. И когда он прикасался к ней, пусть и видел Карен, это было так сладко… Интересно, что он чувствовал, память оставляет только информацию, для получения связанных с образом эмоций нужно чтобы Марк их сам чувствовал.

Марку снова снился тот же сон про Карен. Только сейчас она была больше похожа на себя, и ощущения от ее тела были правильные... почти, но ведь это сон... а во сне иногда что-то бывает не совсем правильно. Он покрыл ее веки шаловливыми поцелуями, принялся ласкать шею и плечи. Девушка инстинктивно выгнулась, позволяя ему беспрепятственно касаться себя.
Айн, словно зачарованная, наблюдала, как он ласкает ее, гладит, сжимает груди, покусывает соски. Она едва сдерживалась, чтобы не закричать от непередаваемого восторга, и только тихо постанывала. Чувственное и физическое удовольствие от происходящего мешали Айн контролировать Марка, и произошло неизбежное...
- Айн?! - девушку почти физически оглушила эмоциональная волна, исходящая от Марка – смесь удивления, разочарования, злости и чего-то еще очень острого и болезненного, названия чего она никак не могла вспомнить. Подобрав одежду, она выбежала из каюты. Марк не верил себе, — как так получилось, что на месте Карен оказалась Айн? Значит и тогда и сейчас не сон. Значит, она умеет внушить... О, господи!!!
Он быстро оделся и вышел ее искать. В своей каюте ее снова не было. Марк чертыхнулся. Вот теперь нужно ее обязательно запирать... Он постучал Берковицу
Тот заспанный открыл ему дверь — что случилось?
- Майкл, последний раз, помоги, она снова гуляет по кораблю, я не могу найти ее...
- Хорошо, дай одеться. Сейчас ночь, я думаю, мы быстрее ее найдем, если разделимся - ты левое крыло обыщи, я правое, если найдешь, сообщи.

Айн бежала, куда глаза глядят, пока не устала, потом брела потихоньку пока не попалась ей по дороге темная ниша — она забилась в уголок, свернулась калачиком и тихо заплакала... она боялась Марка... Она не знала, сколько времени прошло, пока ее плеча коснулась рука. Она еще туже свернулась в клубочек и затихла.
- Эй, - услышала она незнакомый голос, - не стоит лежать на полу...
Айн замерла, ничего не говоря, только слезы так и катились из глаз. Человек сел рядом и никуда не уходил. Айн ждала, но он оставался на месте.
- Уходи, - прошептала она ему.
Тот придвинулся к ней ближе, - я не могу уйти и оставить девушку в таком расстроенном состоянии. И если тебе все-таки нравится на полу, то давай хотя бы устаивайся поудобнее, я вот тебе рубаху постелю.
Айн не увидела в эмоциях человека ничего угрожающего, только беспокойство, жалость, желание помочь и… симпатию к себе. Последнее обстоятельство ее несколько удивило.
Она позволила человеку накинуть ей на плечи рубаху, - я боюсь Марка, - прошептала она, наконец.
- Вот уж кого не стоит бояться так это его, - с толикой удивления ответил человек.
- Нет, я сделала неправильно, очень неправильно. Предательство... - Айн наконец идентифицировала то острое, болезненное и горькое чувство Марка. Она снова заплакала.
- Серьезное самообвинение... - ответил человек, - а ты уверена?
Девушка, всхлипывая, кивнула.
- Может все-таки поговорить с ним?
 Айн энергично помотала головой, — никогда...
Айн дрожала, и Майкл обнял ее, девушка не сопротивлялась. Она была такая беззащитная как ребенок. Майкл подумал о том, что же такое она сотворила что Марк, абсолютно лояльный, которого в принципе сложно вывести из себя, оценил как предательство, да еще настолько, что этим испугал девушку... Мокрое от слез лицо, дрожащие ресницы... влажные губы… Он поцеловал ее в дрожащие глаза, Айн подставило лицо и он поцеловал ее в губы. Она ответила, неуверенно, едва заметно, но совершенно точно ответила. Майклу хотелось большего, но он, боясь испугать ее, просто устроил поудобнее у себя на коленях и крепче обнял.
- Мне нужно сказать Марку, что я нашел тебя, - прошептал он ей на ухо.
- Нет, не надо!
- Тише, я не буду его звать сюда, просто предупрежу, что с тобой все в порядке, он волнуется… Айн не ответила. Майкл связался с Марком, - я нашел ее, но боюсь, она не рада будет тебя видеть, я сам ее отведу в ее каюту, если ты не против. Получив согласие Марка, он обратился к Айн, - ну что, пошли, я тебя провожу.
- Майкл, а ты посидишь со мной немного?
- Если хочешь, посижу, – ответил он, однако он не помнил, чтобы называл свое имя.

Майкл глядел на спящую Айн – трудно поверить, что эта девушка та дикая несуразная зверушка, которая укусила Марка. Интересно, все-таки, что же она натворила…
Он тихонько вышел и запер дверь, как и просил Марк. Затем нашел его, - что случилось? Она тебя боится, чуть ли не в истерике от одного твоего имени.
Марку стоило большого труда, чтобы спокойно ответить, – все в порядке. Тут в его голову пришла мысль не сказать, чтобы гениальная, но все же, - слушай, а ты не мог бы приглядеть за ней, пока и я и она не успокоимся. Пару дней…
Майкл пожал плечами, - с удовольствием.
- Только не выпускай ее из каюты, убедительно прошу!
- Как скажешь.
- И еще… - Марк задумался, не предупредить ли о ее способностях, но передумал, - нет, ничего. Но будь осторожен, она не так проста, как может показаться.
- Я учту, - серьезно ответил Майкл.

Флот прибыл на Тарон. У Марка было полно работы, беготни, улаживание формальностей и прочей организационной текучки. За Айн присматривал Майкл. Почти все время, которое он у нее проводил, она спала или просто лежала без движения. Любые попытки ее расшевелить оканчивались ничем. А от созерцания Айн, глядящей в одну точку у него болела голова, и путались мысли. Наконец Марк освободился, и Майкл сдал ему свой пост наблюдения.

Майкл зашел в каюту Айн и остался у двери. Та мгновенно приняла  вертикальное положение и глядела на него огромными глазами, одновременно ища, куда бы убежать. Айн была напугана. Марк показал ей пустые руки.
- Айн, я не на тебя был зол, а на себя. Не бойся меня, я ничего тебе не сделаю, обещаю! Сама посмотри, ты хорошо этому натренировалась.
- На таком расстоянии я вижу только образы памяти, чтобы я поняла, что ты чувствуешь тебе нужно подойти ближе…
Марк медленно стал подходить к ней.
- достаточно! – воскликнула она. Марк остановился. Некоторое время Айн молча разглядывала его, затем высказалась, - ты все равно очень сердит. На меня.
- Конечно, а ты думала, я обрадуюсь, увидев тебя тогда?
- Я вообще не думала, мне просто хотелось ответов на некоторые вопросы…
- Узнала все что хотела?
- Нет, не успела…
- Плохой способ ты выбрала для получения информации.
- Почему? Если бы я не потеряла контроль, все бы получилось.
Марк вздохнул, - дело не в том, получилось или нет, а в том, что ты меня обманула, а я  всегда думал, что между друзьями не может быть обмана. Я старался быть честным, и мне обидно, что ты так со мной поступила…
- Но что мне было делать?! Ты не хотел со мной разговаривать, а как я еще могла получить ответы! – почти кричала Айн со слезами на глазах.
- Ответы, - грустно повторил Марк, - я думал дружба между нами важнее ответов, но видимо я ошибался…  Тебе важно было любой ценой добиться желаемого, но ты при этом не думала обо мне… Я скажу, может быть это будет жестоко, но возможно так ты лучше поймешь - ты поступила со мной как охранники в лаборатории с тобой, которые тебя наказывали. Они хотели тебя любой ценой и им было все равно, что ты думаешь на этот счет… Ты практически сделала то же самое…
- Но ведь ты говорил про обоюдное согласие!
- А оно было? Между мной и Карен – да, но не между мной и тобой. Извини, но не думаю, что смогу с тобой общаться так же, как и раньше… и также как и раньше доверять тебе. Айн молчала, он продолжил, - ты хоть и быстро усваиваешь информацию, выводы делаешь еще слишком поверхностные. Да, ты не считаешь себя ребенком, выглядишь не как ребенок, но быть ребенком от этого не перестаешь.
- Но ты же сам говорил, что жизнь это поиск ответов на вопросы!
- Да, но у каждого ответа есть цена. И взрослый человек от ребенка как раз отличается тем, что адекватно оценивает, стоит ли ответ на вопрос той цены, которую придется заплатить или лучше оставить этот вопрос без ответа. 
- Но я ведь так и не нашла ответ!
- А мне кажется, нашла, только на другой вопрос, который ты себе не потрудилась задать, перед тем как сделать то, что сделала. Карен как-то сказала: «Если ты получаешь в ответ на свое действие реакцию, на что не рассчитывал, значит, смыслом действия было именно то, что получилось. Если хочешь получить что-то другое, действуй иначе». Это тебе бесплатный ответ на твой вопрос как все-таки получить то для чего ты все это со мной затеяла.

(Продолжение следует)

Понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями!



5 комментариев:

  1. Мне кажется немного странным, что девушка с психологическим развитием эмоционального подростка/ребёнка, после такой серьёзной травмы захотела секса с мужчиной...То есть понятно, что она девочка необычная, но всё-таки такие события не сглаживаются так быстро, всегда остаётся определённый барьер, именно те самые реакции тела, хотя бы на какое-то время. Не знаю, как-то хочется либо большей обоснованности в этом переходе, либо не такой прямолинейности - как ребёнок или подросток может добиваться привязанности и внимания - в случае Айн и для того, чтобы понять суть этих вещей, но необязательно сексуального, тем более, повторюсь, после такой травмы. Может логичнее было бы если бы она просто хотела внушить ему любовь, просто чувство любви, обожания, заботы, которых ей самой всегда не хватало, а Марк,поскольку главный человек, к которому он испытывает эти эмоции, это Карен, во время внушения спроецировал это во время внушения на Айн, повёл себя соответственно и от того так получилось? Тогда такой переход был бы понятен - через его эмоции, которые она ощущала бы, она поняла бы и остальные чувства, желания, и т.д., и тогда и сюжет бы фактически не изменился...
    Ну это я рассуждаю вслух просто)))

    Майкл заботливый такой, всем помог))) Ну это я шучу, вообще мне он нравится)))

    ОтветитьУдалить
  2. А ещё меня изумляет как все без видимых причин ненавидят Елену)) Даже Айн, которая так её обожала в начале))) Странно, и жалко её, скорей бы Ветер вернулся))

    ОтветитьУдалить
  3. Вполне логичное рассуждение )))Я еще поверчу этот момент и около него, так и сяк и подумаю над ним. Большое спасибо!

    Майклу рикошетом досталось, видимо он очень "удачлив" )))

    Айн просто боится того, что может случиться если она останется с Еленой - тот образ будущего который ее пугает. Потому она намеренно слегка отстраняется от Елены.О ненависти речи не идет.

    ОтветитьУдалить
  4. Ну понятно, что она не ненавидит её, это я так.
    Просто к этому моменту уже кажется, что авторская антипатия сильно влияет на события - вот уже и будущее складывается плохое, если они продолжат общаться, хотя судя по тому, что мы видим в тексте, Айн, напротив, влияет на Елену хорошо - вызывает в ней душевное тепло, заботу и т.д. Мне очень понравилось, что когда они только познакомились, Айн вопреки восприятию остальных персонажей, прониклась к ней обожанием, это было так естественно и живо, а теперь, как опять же и остальные персонажи, почему-то полюбила Марка и решила что он лучше неё. Т.е. я понимаю, что объективно наверное это так, но в тексте я не могу понять и причин неприязни Марка к Елене, ни такой перемены. Т.к. ну как минимум - кто больше всех сделал для разделения, придумал план, добился его осуществления в самые острые моменты? Кто помогал Карен разруливать серьёзные дела? Конечно, нехорошо было отгонять от неё мужчин, но с Марком ведь она так не поступила, именно потому что тот был искренним и действительно любил Карен. Марк мог бы хоть проанализировать свои чувства, постараться разобраться в причинах такого отношения.

    ОтветитьУдалить
  5. Айн практически чистый лист, ей фактически от роду несколько недель. Она со многим еще не определилась и по множеству пунктов принимает точку зрения того кто референтен для нее в данный момент. Ну и особенность как псионика - доверчивость, тут тоже влияет.
    Это потом уже она сама определится кто для нее кто )))

    ОтветитьУдалить

 
Copyright 2012 Handmade for dolls.