Приветствую! Это блог о моих любимых куклах. Все они воплощают персонажей моей истории. Я играю в куклы через шитье и фотографирование. Надеюсь, вам здесь понравится ))))
Предупреждайте меня пожалуйста о перепостах и оставляйте активную ссылку на страницу!
Ваша крошка Саломея


11 июня 2013 г.

Ищущие дом (глава 6)

Глава не особенно большая, местами не совсем удачная, но я не знаю как эти места исправить, а совсем выкинуть их не могу. Пусть пока будет так как есть, потом подумаю, как изменить.
Глава 6

Берковица в наказание за помощь в побеге Айн разжаловали в рядовые и перевели с флагмана на «Индиго». Марк приказал ему присутствовать на встрече с нанимателями, поскольку те ищут Айн, а он как никто виновен в ее исчезновении. Сейчас Майкл во все глаза разглядывал хейдаганца и его спутницу.  Ее зеленые глаза без зрачков притягивали взгляд, гипнотизировали,  а от взмаха ее длинных ресниц сбивалось дыхание…  Все хейдаганцы для Майкла были на одно лицо – одинаково красивы, спокойны и безразличны, этот представитель Хейды не был исключением.
Эли старалась не пересекаться взглядом с Марком, а тот старался держаться от нее как можно дальше. Ветер расположился в самом темном углу и просто наблюдал, не вмешиваясь.
– Я думаю, поиск начать лучше с анализа того, что мы уже знаем, – проговорил Марк, – самые вероятные предположения  – корабль с Айн уничтожен или взломан.
– Или она сама отключила маячок, – вставил слово Берковиц. Все посмотрели на него, тот смутился, – я же ей показал, как его отключить и включить.
– Такое тоже может быть, – задумчиво проговорил Марк, – на момент побега маячок был выключен и включен снова через двое суток. А через пять дней сигнал пропал окончательно… – Марк вывел на экран карту сектора с обозначенной траекторией побега Айн, – здесь. В этих координатах абсолютно пусто, за исключением единственного навигационного буя, но и тот в стороне. Она и правда, могла сама его выключить.
Елена не согласилась:
– Нет, не могла. С момента как она сбежала, до момента пропажи сигнала прошло около семи дней, – рассуждала Эли вслух, – Майкл, сколько ресурсов на разведчике – воды, еды и кислорода?
Берковиц вздрогнул, он видел эту девушку первый раз, однако она знала его имя, хотя… Костолиц наверняка просветил своих нанимателей в этом отношении. От него ждала ответа на вопрос, и Майкл поспешил ответить:
– Кислорода дней на пять, еды и воды - стандартный суточный запас, но Айн его хватило бы, наверное, на два, может даже три дня.
– Тогда совершенно точно,  она не сама, – уверенно заключила Елена.
Марк и Майкл удивленно уставились на нее, та раздраженно пояснила:
–Вы же сами сейчас сказали, что пищи максимум на трое суток, кислорода на пять, а исчезла она на исходе седьмого дня. Как вы думаете, жива она была к тому моменту? А если жива, то в каком состоянии? Могла ли она думать о маячках в это время?
Все молчали, Эли продолжила.
– Вэй, как думаешь, в режиме анабиоза насколько высока потребность в кислороде, воде и пище?
– Я не физиолог, но думаю, гораздо меньше, чем в режиме активной жизнедеятельности, – отозвался тот, – возможно даже, что достаточно одного лишь кислорода, – Эли удовлетворенно кивнула:
– Думаю, маячок, все-таки отключили кто-то посторонний или корабль… уничтожен.
– Думаешь, Айн способна на такой трюк? – засомневался  Марк.
– Ты знаешь ее гораздо лучше меня, и это я у тебя хотела бы поинтересоваться, способна ли Айн на такой трюк, – глядя в глаза Марку, холодно проговорила Елена. Марк не выдержал ее взгляда и отвернулся.
– С уверенностью отрицать этого не могу, предложить другую версию, тоже…
– Можно проверить… – неуверенно высказался Майкл, удивленно переводя взгляд с девушки на Марка и обратно, похоже они давно знакомы, но не сильно расположены друг к другу.
– Что проверить?! – в один голос раздраженно воскликнули Марк и Елена.
Берковиц испуганно отпрянул, Ветер спрятал улыбку. Эли и Марк требовательно рассматривали Майкла, тот  смущенно продолжил:
– Ну, просто если что-то попадает в космос, оно же никуда не исчезает. Если корабль разрушен, должны остаться обломки на месте его… уничтожения. На «Индиго» же вроде есть детектор массы…
– Берковиц прав. Все наши предположения так и останутся таковыми, пока мы не узнаем, цел ли корабль и Айн вместе с ним. – проговорил Марк. – Нам в любом случае, нужно лететь в тот квадрант, где она исчезла.
– Когда? – спросила Елена.
– Фрегат полностью готов, – пожал плечами Марк, – ты мой наниматель, тебе и решать.
– Тогда сейчас! Когда мы будем на месте?
– Чуть больше чем через двое суток.
Ветер кроме фразы о физиологии, больше не сказал ни слова, он просто наблюдал. Но его беспокойство оказалось напрасным. Личная неприязнь между Марком и Эли хоть и чувствовалась, однако делу не мешала, значит, вполне вероятно, конструкт будет найден раньше, чем до него доберется Руо. Какая ирония – Костолиц и Эли, совершенно разные, однако оба стали няньками для Айн.

***
Инга, после того как Кейн освободил ее под залог,  два дня лежала трупом и отказывалась вставать, есть и разговаривать. Все попытки Кейна расшевелить ее провалились. Он пробовал поговорить, но встречал глухую стену молчания, пытался обнять, приласкать, но Инга никак не реагировала на его прикосновения. Лишь на предложение потренироваться она подняла голову и язвительно высказалась:
– Обойдусь без  твоих подачек!
Такая реакция очень огорчила и озадачила Кейна – Карен, конечно, не страдала особой деликатностью, но никогда и не старалась уколоть специально, как сейчас…
Больше ее беспокоить Кейн не решался, а как вывести из этого состояния не знал. Лучше бы она плакала,  ругалась или бесконечными кругами двигалась по комнате, чем так вот лежала и ни на что не реагировала. Других слов и действий, способных хоть как-то растормошить девушку, у Кейна найти не получалось.
Однако утром третьего дня она ушла, не потрудившись сообщить куда, зачем и когда вернется. Искать ее было бессмысленно, проще дождаться очередной сводки происшествий. Кейн вздохнул, она сама сказала, что идти ей некуда, значит, рано или поздно вернется. А сейчас было дело поважнее – денег не осталось совсем, нужно искать работу. Нынешняя работа Кейна полностью устраивала, однако платили ему за рейсы и до следующего ждать еще целый месяц, который нужно как-то прожить…
Инга вернулась к обеду и плотно оккупировала комм Кейна. Он мельком глянул чем она занимается, но ничего не понял – она куда-то звонила, кому-то писала, что-то искала и одновременно что-то высчитывала… Ему было до жути любопытно, но он побоялся ей мешать, молча ушел на кухню и оставался там, пока Карен сама не позвала его:
– Ты поможешь мне?
Кейн был удивлен, но ответил:
– Конечно, Ягодка, все, что хочешь я для тебя сделаю.
– Как ты думаешь, с чем ты справишься лучше с пилотированием крейсера или грузовоза?
Видя непонимающее лицо мужчины, Инга медленно пояснила:
– Мне нужен еще один  пилот. Ты сможешь справиться с такой задачей?
– Что? – не поверил Кейн, – какой пилот? Откуда у тебя грузовоз и крейсер? Это же уйма денег! Где ты их взяла?
– Где взяла – не твое дело! – отрезала Инга, но видя растерянную физиономию мужчины, немного смягчила тон и добавила, – грузовоз не новый и стоил совсем не дорого, а крейсер это мой старый корабль. Конечно, это практически гнилая консервная банка, но он на ходу.  Я вот думаю, что тебе лучше подойдет…
Кейн в недоумении молчал, не зная как реагировать на новости и что ответить девушке, затем с усилием выдавил:
– Ягодка, зачем тебе это все?
Инга пожала плечами:
– Я начинаю сначала. Ты со мной?
– Эм… – неуверенно начал мужчина, – может не стоит? Зачем тебе все эти корабли? И вообще, живи у меня, места полно, я достаточно зарабатываю...
– Кейн, ты знаешь, я никогда не буду домашней клушей, ждущей мужа из рейса и пекущей пирожки! – раздраженно ответила Инга, – Лучше уж застрелиться... Потому решай, ты со мной или я ищу пилота на стороне!
Кейн уже успел забыть, что Карен никогда не сидела на одном месте она постоянно была в действии. И сейчас то, как она решительно действовала сама и требовала того же от него, было для него неприятным сюрпризом. Она была совсем  не такой, какой он ее хотел и ожидал увидеть. Он надеялся, что ему придется ее утешать и жалеть и что она растает в его объятиях, однако все вышло совсем не так, и  он уже не контролировал ситуацию. Это была не Карен, это была коммодор Рэджи... и совсем не та женщина, которую он любил. А ведь господин Ветер предупреждал… Но дело сделано, деваться некуда и если он хочет быть рядом, нужно следовать за ней, куда бы ее не занесло.
– Карен...
Девушка тряхнула головой.
– Нет! Я больше не Карен! Этот человек мёртв, есть только Инга Кавана! И ты мне не ответил!
Кейн обреченно выдохнул:
– Я в состоянии справиться с грузовозом.

Карен сидела за комом Кейна и разбиралась с документами и счетами. Заодно просматривала заявки на сопровождение  или доставку груза. Подобной рутиной она не занималась уже очень давно — пока она была  с «Красными волками» работа находила ее сама, ей же оставалось только выбрать наиболее удобные, интересные или выгодные предложения. Сейчас ей требовалось что-то, что компенсирует расходы на покупку грузовоза и лирия и принесет хоть немного прибыли, чтобы можно было вернуться назад.
Вот Амалькаре всегда требуется провиант и медикаменты, в обмен на приличное количество лирия, который охотно брала Зеда, поскольку своего не добывала. Если его там перепродать, то доход покроет расходы и еще довольно много останется. Однако кордон Альянса перед Амалькарой не давал свершаться подобным сделкам. Корабли на Амалькару пропускались, но перед этим изымалось «на временное хранение»  все, что было сверх употребления для личных нужд. Правда, на обратном пути груз честно возвращали.  Вернуться  же с Амалькары с лирием, было попросту невозможно – забирали  все и оставляли с голыми руками.
Заявка, над которой размышляла Инга, висела уже несколько месяцев. Не смотря на то, что она очень щедро оплачивалась, толпы желающих за нее взяться не наблюдалось.
Понятно, что прорыв через кордон неосуществим с ее двумя кораблями, один из которых собственно грузовоз, а второй старый почти беззубый крейсер. Но у Инги возникла пара идей, и она решилась, связалась по координатам, оставленным в заявке, и договорилась о встрече.

Встреча была в парке, амалькарец был седым усталым мужчиной средних лет.
– Максим Савинов, – представился он и жестом предложил Инге прогуляться по аллее. После минутного молчания он поинтересовался, – почему вы выбрали именно нашу заявку?
Инга равнодушно пожала плечами:
– Во-первых, мне нужны деньги, а во-вторых, политика альянса мне не нравится, и таким способом я протестую против нее. Такой ответ вас устраивает?
Амалькарец кивнул.
– Но у вас лишь грузовоз и крейсер. Я так понимаю, вы собираетесь лететь в обход? – увидев что собеседница его не понимает, Савинов пояснил, – существует лишь два пути доставки грузов к нам. Первый – в обход через Зеду или хейдаганцев, но времени в результате тратится в три раза больше, как и лирия, также есть большая вероятность наткнуться на пиратов и потерять не только груз, но и корабли и жизни. Второй путь – вооруженный прорыв через кордон Альянса…
– Такое ощущение, что вы отговариваете меня от того, чтобы взяться за ваше задание, – язвительно высказалась Инга.
– Я не пытаюсь вас отговаривать, я лишь честно предупреждаю о рисках, – спокойно возразил Савинов, – но если вы решитесь, мы сделаем все возможное, чтобы у вас получилось доставить груз. На станции Росянка перевалочный пункт, там можно будет спокойно заправиться и отдохнуть. За вполне адекватную цену или процент от прибыли вас поддержат кораблями и оружием, помогут пройти кордон Альянса с минимальными потерями…
– Что за станция Росянка? – удивилась Инга, – никогда о ней не слышала!
– И не услышите. Это подвижная пиратская станция. Единственные наши, можно сказать, союзники. С ними торговать выгоднее, чем с Зедой и они помогают транспортным караванам, идущим к нам, пусть даже не безвозмездно…
– Хм, вы так открыто обо всем этом мне говорите! Не боитесь, что я могу вас сдать?
– Сдавайте, – легко согласился амалькарец, – только станцию вы  все равно не найдете, как бы не искали.
– Странно получается, пираты помогают вам  с одной стороны, а с другой грабят караваны, идущие в обход?
Савинов удивленно посмотрел на Ингу:
– Вы наивно полагаете, что в нашем секторе одна единственная пиратская группировка?
– У вас есть информация о том, что именно считается контрабандой и изымается на границе с Амалькарой. – Видя недоумение на лице собеседника, Инга пояснила, – моя идея состоит в том, чтобы везти на Амалькару не готовую продукцию, а сырье для ее изготовления. Потому я и спрашиваю о точном списке того, что считается контрабандой.
Амалькарец остановился и пристально посмотрел на девушку:
– У вас все равно ничего не получится, – скептически возразил он, – подобную схему уже не раз пробовали, в результате Альянс пропускает первый караван, но тут же вносит коррективы в список контрабанды и на этом все заканчивается. Кроме того, сейчас все производства законсервированы, все возможные ресурсы направлено на добычу лирия, ну и специалистов, способных из этого сырья сделать что-то стоящее, у нас уже давно нет.
– Не знала, что у вас все так плохо, – разочарованно протянула Инга.
– На самом деле все гораздо хуже, – уныло заметил Савинов, снова двигаясь вперед, – дети у нас практически не рождаются, смертность катастрофически высокая. Все уже устали, и многие поговаривают о вступлении в альянс.
– Учитывая ваше положение, условия будут очень жесткими, у вас ничего не останется.
– А у нас и так ничего нет, – усмехнулся он, – а свободой сыт не будешь… Людям надоело жить в шахте, считать каждый кусок хлеба и думать о том, кто из детей умрет следующим…
– Но это будет практически рабство!
– Зато сытое… 
  А найти союзников кроме пиратов вы пробовали?
– Госпожа Кавана, вы всерьез полагаете, что вы одна настолько умная, что до этого додумались? – язвительно заметил амалькарец. Инга пропустила мимо ушей замечание собеседника:
– А почему вы не зачищаете территорию от сил Альянса, не помогаете торговцам?
– Сын Жебровски пытается сделать все возможное, но в условиях нехватки еды, медикаментов, людей, кораблей, оружия… сами понимаете… 
– А теоретически, если будет сырье и специалисты, насколько реально запустить производство?
  Теоретически… – медленно проговорил Савинов, – техника сильно устарела, но находится в рабочем состоянии, людей найти можно – у нас достаточно тех, кто уже не способен работать в шахте. Теоретически возможно все…
– Давайте попробуем? Вы ничего не теряете, напротив, сырье дешевле, а специалиста всегда можно нанять…
– Сомневаюсь, что кто-то добровольно поедет к нам… однако, почему бы нет. Я поговорю с руководством и свяжусь с вами.

Кейн слышал, как Инга вернулась и снова заняла комм. Она долго и подробно обсуждала что-то с разными людьми. С кем-то ругалась, что-то доказывала, кого-то торопила и яростно торговалась о цене… По обрывкам фраз он понял только что чуть ли не завтра предстоит полет на Амалькару с грузом, однако не разобрал, при чем тут какой-то фармацевт-технолог и почему он летит с ними в качестве врача. Он ушел в спальню, чтобы не мешать. В поиске работы теперь смысла не было, работу ему нашла Кар… Инга.
– Кейн, – Инга подошла сзади и обняла его, – я так по тебе соскучилась...
Он не рассчитывал когда-либо услышать подобных слов от нее, потому от изумления и радости не смог сказать ничего, лишь прижал ее к стене, отрезав все пути к бегству, и поцеловал. Инга не сопротивлялась, обхватила его ногами за талию и ответила на поцелуй… Прикосновения стали более настойчивыми и требовательными… ненужная одежда оказалась на полу… Кейн, удерживая Ингу, вместе с ней повалился на кровать. Инга отдавалась его ласкам и поцелуям… Он старался быть нежным и не причинять боли, но терял голову от страсти и плохо контролировал себя… К его удивлению она ни разу не одернула его и не возмутилась…
– Карен, я люблю тебя!
– Я не Карен, я – Инга! Запомни это, пожалуйста! – с этими словам девушка встала, схватив простынь, завернулась в нее и вышла. Кейн подумал, что она права, и действительно, она уже совсем не Карен…
Инга вернулась в гостиную к комму и  теперь сосредоточенно изучала какой-то список. Кейн, стоя в проеме двери, разглядывал завернутую в простынь девушку. Он чувствовал себя виноватым, за то, что назвал ее неправильно. Он повторил про себя ее имя – «Инга». Такое же короткое и резкое, как и «Карен», хотя и немного мягче. Инга отличалась от той Карен, которую он помнил, и дело было не во внешности. Как и говорил господин Ветер, за год она изменилась. А обстоятельства, виновником которых он стал, изменили ее еще сильнее. Она и раньше была временами безрассудна, но сейчас это было уже что-то сверх. Вот так сломя голову собраться на Амалькару с двумя старыми кораблями, один из которых вообще транспортник, без силовой поддержки… С другой стороны ему было очень интересно, что из этого выйдет. Но в целом эта затея его сильно напрягала. Он уже успел привыкнуть к тихой размеренной жизни в качестве капитана круизного катера. Конечно, и в его работе не обходилось без неожиданностей, но ничего подобного виденного и испытанного им пока он был у «Красных волков» в его работе не было. А теперь он опять в заварушке, где в центре событий, как и раньше Карен, теперь уже Инга.
Светлая кожа, темные волосы, спортивная фигура. Все, характерные для Карен жесты, позы, привычки, речь: Инга также кусала губы в моменты раздумий и сомнений, активно жестикулировала в эмоциональном возбуждении, ходила кругами по комнате в нетерпении, ругалась сквозь зубы… Но она была резче, агрессивнее и ядовитее Карен, тем и притягивала... И близость с ней была иной. Инга была очень отзывчива на ласки, бурно реагировала на них и не возмущалась как Карен, если он случайно причинял боль от избытка чувств. Инга не стеснялась ответить ему тем же, и боль лишь усиливала влечение, каждое прикосновение казалось особенно острым и чувственным…
Он улыбнулся,  подошел к занятой девушке сзади, обнял и поцеловал в шею. Инга оторвалась от своего занятия и вопросительно посмотрела на Кейна.
– Не хотела бы повторить, Инга? – виновато прошептал он ей на ухо.
– Почему бы и нет, – отозвалась она, вставая и сбрасывая простынь...

Инга охотно шла на близость, но в остальное время вела себя не как близкий человек – командовала и отдавала приказы. Карен любила находиться в его объятиях, просто о чем-то разговаривать, находясь рядом. Инга после близости сразу уходила и старалась не находиться с ним просто так – всегда по делу или по какой-то причине.
Как и сказал господин Ветер, вряд ли она полюбит его. Секс – да, отношения – нет. Она просто использует его для разрядки. И это расстраивало Кейна, хотя, он понимал, что она имеет на это право. Он ведь тоже использовал ее, пусть и не особенно удачно, для удовлетворения своей потребности в любви и тепле. Причем сделал это тайком, нечестно по отношению к ней. Потому он не протестовал и не требовал от нее ничего, зная, что сам стал виновником того, что она стала такая, какая есть — не Карен, но Инга. Кейн тяжело вздохнул, пусть будет Инга...

Кейн удивился, узнав, что из команды на грузовозе только он сам и инженер-механик. На крейсере команда состояла из Инги, инженера-механика и почему-то врача, хотя разумнее было бы взять штурмана, однако Кейн решил держать свои соображения при себе – Карен обычно прекрасно понимала, что делает. И транспортник и крейсер были забиты грузом больше чем под завязку, и Кейн боялся, что они вообще не смогут сдвинуться с места. Однако когда они покинули док, он, наконец, понял, почему Инга так старалась сэкономить на всем, и команде в том числе – мощность двигателей значительно превосходила стандартные характеристики для кораблей подобного класса, Кейн боялся представить, во сколько ей обошлась эта модернизация…
Кейн с тоской подумал, что неизвестно когда теперь сможет дотронуться до Инги, обнять ее, поцеловать…

***
–Выставь детектор массы на максимальный радиус и вес от полу-грамма до пятисот грамм, – давал инструкцию Берковиц, когда «Индиго» прибыл в координаты, где исчезла Айн.
Марк уставился на Майкла:
– Нам же сейчас весь мусор высветит в радиусе действия детектора!
– Это нам и нужно, сразу все будет видно, – убеждал Майкл, но видя недоверчивое лицо Марка, добавил, – это старый проверенный способ, он ни разу не подвел еще.
– Я тебя не понимаю, – Марк покачал головой, но сделал так, как сказал Берковиц. Все прильнули к монитору – он был беспорядочно усыпан зелеными точками.
– Нет тут разрушенного корабля, – уверенно заключил Майкл.
– Поясни! – потребовал Марк
– Ну как же! Смотри, если здесь был уничтожен корабль, то остались бы обломки, разной величины. Они бы разлетелись, во все стороны, и мы бы их увидели, – попытался объяснить ход своих мыслей Берковиц.
– Ну а то, что видим мы, как называется? – недоумевала Марк.
Елена сочла нужным вмешаться:
– Майкл хочет сказать, что если корабль был уничтожен, то от эпицентра взрыва полетели бы обломки, образуя, пусть неровную, но сферу, а на мониторе  мы бы увидели что-то вроде кольца. В центре было бы меньше обломков, к краю - больше. А мы сейчас видим полный хаос, нигде нет даже намека на взрыв, даже с учетом того, что прошло уже сколько-то времени.
– Да, я именно это и хотел сказать, – ответил Майкл, восхищенно разглядывая Елену.
– Значит, корабль цел и Айн вместе с ним. И вопрос теперь в том, кто ее подобрал, – резюмировал Марк.
– Здесь удобная точка для начала разгона на Амалькару, – проговорил Майкл,
Марк молча кивнул, соглашаясь, потом сказал:
– Будь это кто-то из наемников или торговцев, нам уже давно сообщили бы о находке, значит…
– Контрабандисты, пираты, дипломаты, – Эли задумчиво продолжила мысль Марка, – любой, кто в состоянии справиться с кордоном Альянса не силой, так деньгами или статусом.
– Там есть станция… Верба, кажется. Если тот, кто подобрал Айн, летел на Амалькару, мимо этой станции пройти ни как не мог, – подсказал Марк.
– А если не на Амалькару, а наоборот оттуда? – вставил реплику Ветер.
  Возможно и такое, – согласно кивнул Марк, – хотя точка сброса скорости и остановки лирийных двигателей в дне пути отсюда, а дальнейший маршрут задается сразу,  кому-то могло взбрести в голову лететь и через этот квадрант. – Он спросил Елену, – Что будем делать?
Эли размышляла, и по всему выходило, что разумнее будет проверить сначала ближайшие станции на предмет зарегистрированных кораблей, прошедших через этот квадрант – в портах станций всегда фиксировали данные бортовых журналов о пройденном маршруте у каждого из стыкующихся кораблей. Но если тот, кто подобрал Айн, летел на Амалькару, все это будет лишь тратой времени. Эли тяжело вздохнула, приняв решение:
– Проверим Вербу, потом определимся, как действовать дальше.

***
Судя пор смене освещения, прошло уже два дня. К Айн больше никто не приходил, казалось, о ней забыли. Еду тоже никто не приносил, хотя воды было в достатке.  Попытки открыть дверь не увенчались успехом. На стуки и крики также никто не отзывался. Последний прием пищи был во время ужина с капитаном и сейчас Айн очень сильно хотела есть. Сон только усиливал голод, поскольку снилось ей всякое разное вкусное…
Айн вздрогнула – открылась дверь, и в каюту заглянул… маленький человек – ребенок, мальчик. Он был худой и в два раза ниже нее. Внимательные карие глаза смотрели настороженно:
–Ты кто и чего здесь сидишь? – спросил он, выглядывая из-за двери и в любой момент готовый ее захлопнуть и убежать.
– Я – Айн. Заперли меня, вот и сижу, – вздохнула девушка, не вставая с места, боясь спугнуть гостя. Она прочла у ребенка любопытство пополам со страхом, немного удивления и интереса.
А зачем тебя заперли?
Не знаю, приказ капитана.
Капитан – мой папка! – Гордо сказал ребенок, – только он уже третий день пьет и остальные тоже. Все почти. – ребенок вошел в каюту и встал у стены, рядом с дверью.
Пьет? – переспросила Айн, по-прежнему не меняя позу. Страх у ребенка уже практически не ощущался, зато любопытство, интерес и удивление возросли.
Ну да, самогон, водку, спирт...
А кто же ведет корабль?
Автопилот, кто же еще! – снисходительно пояснил мальчик, – Ты такая большая и такая глупая, ни про самогон не знаешь, ни про автопилот!
А если кто-нибудь нападет на корабль?
Нет, не нападет!  Мы же на лирии идем сейчас, нас не видно, – мальчик прошелся по каюте, – до прибытия на место еще два дня, до этого они все уже напьются и будут как огурчики.
Огурчики? – переспросила Айн.
Ну да. Я, правда, не знаю, что это, но когда они так говорят, значит, что они все не будут пьяные.
А ты почему не пьешь с ними вместе?
А я бросил! – с вызовом ответил гость, потом вздохнул и продолжил, – на самом деле, то, что они пьют это такая гадость, – мальчик брезгливо сморщился. – Я бы сока выпил или лимонада, меня папка на Зеде угощал. Но на корабле ничего такого нет, – ребенок тяжело вздохнул.
А я бы поела, – грустно проговорила Айн. Она поискала образы в голове ребенка – но чуть не утонула в них, настолько их было много. Они были короткие, яркие, совершенно разные и абсолютно неупорядоченные, в отличие от образов взрослых, с которыми она общалась до этого. Ребенка звали Игорь.
Да, они все время, когда пьют про все и всех забывают, – мальчик присел на кровать рядом с Айн, задумался на мгновение, потом улыбнулся, – я тебе сейчас что-нибудь принесу! – Он собрался убежать, но Айн схватила его за руку.
– Можно я с тобой?
 Игорь оценивающе поглядел на нее и строго проговорил:
– Ты – пленница, тебе положено сидеть взаперти! – Айн расстроилась – ей не хотелось снова оставаться одной, глаза наполнились слезами и мальчишка сдался, прошептал, – ладно, идем, но только тихо, а то некоторые, если их разбудить буянят...
Айн и Игорь осторожно двигались по коридорам корабля — было тихо и немного страшно, а освещение  в режиме «ночь» добавляло жути. Мальчик остановился у одной из дверей и, приложив палец к губам, прошептал:
Жди меня здесь, только тихо…
Айн кивнула, мальчик осторожно открыл дверь, но тут же был схвачен за ухо.
А ну пшел отсюда! – речь говорившего была какой-то странной, – он искажал и растягивал слова, так что не совсем было понятно, что он говорит.
Уйду, уйду, опусти, – тихонько застонал Игорь, но схвативший его не слышал, он тряс мальчика за ухо и повторял: – А ну пшел отсюда, щщнок! Крутишься под ногами… ты поял  пшел отсюда!
Игорь, закусив губу, старался не разреветься в голос. Айн стало жалко ребенка, пострадавшего из-за нее, ведь он хотел ее накормить. Она рассердилась на этого странного человека, посмевшего обидеть ее друга, моргнула и... человек упал, отпустив Игоря. Тот пошатнулся от неожиданности и, всхлипывая, попятился к двери. Айн обняла мальчика, и он расплакался в ее объятиях, она гладила его по голове и приговаривала:
– Прости, я не хотела, прости... 
Она остро чувствовала и его обиду, и боль, и бессилие, и злость…
Наплакавшись, успокоившись, Игорь вытер слезы и сказал:
Забудь, что ты видела, как я плакал!
Почему? – удивилась Айн.
Настоящие пираты терпят боль и не ревут! Так папка говорит. А если я плакал, значит, я не пират, а обыкновенный сопливый спиногрыз!
Айн отстранилась от ребенка и удивленно посмотрела на него:
– Спиногрыз? Это как? Ты кусаешься?
Мальчик вытер слезы и улыбнулся.
– Какая же ты все-таки глупая! Я не кусаюсь! Это просто так папка говорит. Он так обзывается, когда ему не нравится мое поведение, а на самом деле он очень добрый! – Ребенок поморщился, – если, только не пьет, конечно.
Айн сочувственно погладила мальчика по руке – она видела образы в его голове с «добрым папкой» – испуганный Игорь прятался, от Джаспера, гоняющегося за ним по кораблю с куском провода в руке… довольный Игорь, сидящий на плече Джаспера и командующий «выпустить звенья истребителей!»…
Игорь, не без опаски, перешагнул через своего недавнего мучителя, перегородившего проход, и направился к большому шкафу в стене. В помещении находилось еще несколько человек, они были живы, но в странном состоянии. Айн с отвращением скривилась  – в их головах было темно, вязко и противно. В помещении стоял густой резкий запах…
– Не бойся, они в отключке, – прошептал Игорь, – вот здесь полно всякого съедобного, – он открыл одну дверцу стенного шкафа, и Айн в восхищении замерла, не зная, что выбрать – шкаф был забит всевозможными яркими упаковками. На помощь пришел Игорь, – это все сухие рационы. Возьми с собой, – он вложил в ее руки пачку галет, – эти не такие плохие на вкус и после них долго не хочется есть. – Он открыл вторую дверцу шкафа, и разочарованно вздохнув, протянул последнюю оставшуюся там упаковку с бутербродом Айн, – А вот это можно съесть сейчас.
Мальчик проводил Айн до ее каюты в медотсеке и отказался от половины бутерброда, предложенного девушкой:
– Я себе потом найду.
– А ты еще придешь? – жалобно поинтересовалась Айн.
Игорь солидно кивнул:
– Буду приходить, пока команда не протрезвеет, – улыбнулся он.
Айн чувствовала, что уходить ему не хочется, что ему нравится в ее компании гораздо больше, чем среди напившейся команды корабля. Чувствовала, его любопытство, симпатию к себе, толику превосходства от того, что он знает и понимает больше нее.
– Я не хочу быть пленницей, – тихо сказала она, – когда мы попадем на Амалькару, проводи меня до выхода.
 Игорь возмущенно фыркнул:
– Да ты знаешь, чего со мной будет, когда папка узнает, что я тебе помог?!
– А откуда он узнает, если ты ему ничего не скажешь?
– Он всегда узнает все, даже если ничего не рассказывать, –  мальчик тяжело и обреченно вздохнул, – он говорит, что у меня на лбу написано, что я вру или что-то скрываю…
– А если ты не будешь ничего помнить про меня и про помощь мне, у тебя на лбу ничего не будет написано тогда и он ничего не узнает!
– Ага, а как же я забуду?! Я же не псих, чтобы забывать, что я делаю.
– Я сделаю так, что про меня ты не будешь ничего помнить. Совсем.
Айн прочла у Игоря страх и сомнения, он не верил, что сможет избежать наказания, когда Джаспер все узнает. Она поискала в его голове образы, связанные с чувством доверия и безопасности, нашла яркий образ какой-то женщины и совместила его со своим. На все ушло не больше пары секунд.
– Хорошо, я провожу тебя, – согласился Игорь, – но ты обещала, что я все забуду, и меня не накажут!
– Так и будет, – подтвердила Айн. 

(продолжение следует)

Понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями!



2 комментария:

  1. Глава немного "сырая" в плане вычитанности - но я думаю ты в курсе...Если будешь вычитывать, обрати внимание на естественности и разнообразность восприятия - что было в предыдущей главе и чего немного не хватает здесь. В частности, несколько удивляет(но это момент и сюжетный) что Айн, девушка хоть и способная, но всё же не обладающая большим опытом, в плане восприятия и характера своих действий поступает очень схоже с опытным психоменталистом Ветром - дело не в том, что именно она делает, а как это воспринимает. В прошлой главе её неограниченные(ведь пока на пути Айн не было ни одного серьёзного препятствия) сверх-способности воспринимались естественно благодаря её наивному, непосредственному восприятию ребёнка, познающего мир, развязка же этой главы выглядит немного манипулятивной из-за суховатого языка.
    Мальчик, кстати, очень понравился)))
    Ещё очень нравится Инга, она большая молодец!))))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Громадное спасибо за ценную подсказку! )))
      Обязательно подумаю, как исправить!

      А мальчик мне самой нравится, и он еще появится ))))
      Инга хорошая, да ))))

      Удалить

 
Copyright 2012 Handmade for dolls.