Приветствую! Это блог о моих любимых куклах. Все они воплощают персонажей моей истории. Я играю в куклы через шитье и фотографирование. Надеюсь, вам здесь понравится ))))
Предупреждайте меня пожалуйста о перепостах и оставляйте активную ссылку на страницу!
Ваша крошка Саломея


27 сентября 2013 г.

Ищущие дом (глава 9)

 АПД от 02.10.2013: убрала лишнее, добавила недостающее и немного изменила про Карша. Надеюсь, стало получше и более логично.
Следующая глава. Немного короче и сумбурнее предыдущих, снова экшен, с которым я не дружу. Ну да ладно...
Глава 9


– Живой значит, – заключила Елена, увидев Марка, вошедшего в ее палату.
– От транквилизаторов еще никто не умирал, – усмехнулся он в ответ, – удалось узнать что-то об Айн?
– Ничего, – уныло ответила Эли, стараясь не шевелиться – антидоты еще не до конца подействовали, и любое движение все еще вызывало неприятные ощущения, – все было абсолютно впустую и вернуться туда нам теперь нельзя.
– А что именно вы хотели узнать, леди? – в палату вошел Баг, он морщился при каждом шаге и так же как Эли старался не делать лишних движений. – Я был самым информированным человеком на станции.
Марк ответил вместо Эли:
– Мы ищем девушку, она… потерялась на разведчике «Красных волков». Мы не нашли официальных подтверждений того, что ее подобрал какой-то законопослушный корабль и предполагаем, что она попала к пиратам.
– Вполне справедливое предположение, – согласился Баг, устраиваясь в кресле для посетителей, – территория между альянсом и Амалькарой контролируется группировкой Джаспера. Я знаю только о трех странных бабах, возможно, какая-то из них ваша. Капсулу с первой подобрали в куче обломков на месте… не важно. И она ничего не помнила о том, кто она, чем занимается и как там оказалась. Джаспер свозил ее на Зеду к психоменталисту и тот выяснил, что она отличный хирург. Вторая появилась из ниоткуда и практически сразу стала чуть ли не правой рукой Джаспера, ну а третья – скорее всего наполовину вранье. Говорят, он ее подобрал на маршруте, чем-то она ему не понравилась и он обещал ее барону Каршу. А потом как-то подозрительно внезапно совершенно забыл об этом, а девка таинственным образом пропала с корабля. Естественно, Карш в ярости – хуже нарушенной сделки ничего быть не может. Он лично явился на Росянку, чтобы получить компенсацию и объяснения у Джаспера.
– Последняя похоже Айн, – предположила Эли, Марк согласно кивнул и уточнил:
– Что будем делать с бароном?
– Я хочу с ним поговорить тет-а-тет, а в зависимости от итогов разговора определимся, – ответила Эли.
– Не думаю, что это хорошая идея, но тебе виднее... За дверью будет пара человек, на случай неожиданностей и я буду наблюдать за разговором.
– Спасибо, за заботу о моей безопасности, но думаю, это лишнее.

***
Эли вошла в карцер, где находился связанный по ногам и рукам Карш. При виде девушке на его лице мелькнуло удивление и тут же сменилось удовлетворенной ухмылкой:
– Вы не рабыня.
Барон был спокоен так, будто находится не в камере карцера, а в собственных апартаментах и то, что он связан его собственная прихоть. Эли нервировало то, что барон сидит, а она стоит перед ним, как школьница у доски. А сесть кроме как на узкую лежанку, на которой вольготно расположился пленник было некуда, да и непозволительно в ее положении. Не таскать же с собой стул, в самом деле.
– Вечер добрый, – поприветствовала Эли пленника, не ответив на его замечание. Карш скривился:
– Мы слишком в неравных положениях, чтобы  разговаривать.
– Да, пожалуй, соглашусь, однако неравенство в положении не помешало вам раздеть меня.
– И теперь во имя мести вы пришли раздеть меня? – медленно произнес барон, подавшись вперед и внимательно вглядываясь в лицо Эли, – я, кстати, совсем не против!
Она не ожидала подобного поворота в разговоре и смутилась, но тут же взяла себя в руки и поморщилась:
– С чего вы взяли, что мне может быть интересно подобное зрелище?
– Ах, простите мою бестактность. Я не подумал, что вам может быть приятнее раздевать женщину…
Эли понимала, что цель барона вывести ее из себя и перевести разговор в удобное ему русло, однако, она не собиралась ему предоставлять такую возможность и сразу перешла к делу:
  Мне интересно, во сколько вы оцениваете свою жизнь, свободу и вот эту информацию, – она продемонстрировала наручный комм, который прихватила в апартаментах барона на станции.
Барон насмешливо фыркнул:
– С чего вы взяли, что я храню важную информацию на виду? И почему вы решили, что мне нужна свобода? Мне и здесь, в общем-то, неплохо! А если я еще и время от времени буду видеть вас или иметь честь разговаривать… – блеснул зубами в улыбке Карш, – Потому я бы хотел знать, на что готовы вы, чтобы избавиться от меня. Я ведь очень невыгодный пленник…
– Я думаю, даже не самая важная информация с вашего комма и мемори-чипов заинтересует множество покупателей, как и ваша голова. Мне кажется, аукцион будет очень неплохой идеей. – Эли пыталась удерживать разговор в конструктивном русле.
Карш был расслаблен и уверен. Возможно, то, что она нашла в его комме действительно пустышка….
– Конечно, можете рискнуть, – равнодушно пожал плечами Карш, – только, боюсь, результат вас удивит и разочарует. Есть те, кто меня боготворит и они сотрут вас в порошок, как только узнают, что я… несвободен. Есть также те, кто меня ненавидит, и они с еще большим удовольствием сотрут в порошок меня заодно вместе с вами. Как видите, вам при любом раскладе достанется.
Барон был спокоен и непринужден – если это игра, то игра мастерская. Эли подумала, что с таким игроком без Вэя она вряд ли справиться… Какова вероятность того, что Карш тоже хейдаганец? Он гармонично сложен, довольно красив и ухожен, славится страстью ко всему необычному, относительно уравновешен и хорошо владеет собой… Но все же трудно сделать конкретные выводы на основании близкого знакомства с одним единственным хейдаганцем. В целом, барон был довольно любопытной личностью, не его вина, что он им понадобился в качестве пленника…
– А как бы вы поступили на моем месте?
– Мне нравится ваш вопрос, леди, – улыбнулся Карш, – но я вам не отвечу, попробуйте угадать сами. Мне интересно, так ли вы умны, как мне показалось, – барон прикрыл глаза пушистыми ресницами.
Карш едва уловимо напоминал Вэя. В чем это сходство заключалось было очень сложно обозначить, и определялось оно скорее на уровне каких-то ощущений, чем на основании логических выводов.
– Хорошо, – согласно улыбнулась Эли, – моя догадка-ответ – убить вас здесь и сейчас. Лично у меня нет на вас планов, вы свою функцию выполнили, нас никто не тронул, когда мы уходили с Росянки. Если вы умрете, на Зеде начнется грызня за те сферы влияния, которые были вашими, сомневаюсь, что это быстро закончится. А Зеду, занятую внутренними разборками, Альянс возьмет тепленькой. И уже будет не важно, кто или что стало причиной вашей смерти. Как вам такой расклад?
Карш довольно долго рассматривал девушку, потом медленно произнес:
– Можете убить меня сейчас, но это лишь ухудшит ваше положение… Я вполне могу себе  позволить пожертвовать этим телом. Но поскольку это само по себе не особенно приятно, а это тело одно из моих самых любимых, вернувшись, я буду крайне недоволен и захочу получить компенсацию… А я привык получать все, что хочу, леди.
Эли подумала, что действительно не учла, что Зеда и сама активно использует технологии и возможности, которыми торгует. Вполне возможно, Карш не блефует и действительно подстрахован, тогда ее угроза – пустой звук... Барон прервал ее размышления:
– Есть один вариант, который устроит обе стороны. Я останусь при своем нынешнем, горячо любимом теле, а вы избавитесь от меня без последствий, – он сделал подобие почтительного поклона, – я хочу вам предложить сделку, договор. А в качестве аванса приношу извинения за свое поведение при нашей первой встрече, – барон улыбнулся, – хотя я ни о чем не жалею.
Эли нахмурилась:
– А мне кажется, вы жалеете, что не зашли гораздо дальше, пока была такая возможность.
Барон рассмеялся, запрокинув голову:
– Да, мне нравится ваша проницательность. Я бы хотел предложить вам партнерство. Мы могли бы составить отличный тандем – ваш ум и красота не должны пропадать среди грубых наемников и синтетической еды.
Эли задумалась – с одной стороны, ничто и никто ее теперь не держит, самое время для какого-нибудь безумства ради себя самой. С другой стороны, барон, хоть и довольно притягательная личность, но вовсе  не предел мечтаний, к тому же неизвестно, как быстро она ему надоест и чем все это закончится:
– Признаться, ваше предложение заманчивое, при других обстоятельствах я бы, возможно, согласилась… но я очень надеюсь, что вы не обидитесь на отказ…
Карш разочарованно выдохнул:
– Я завидую тому, кому вы так верны. И очень жаль, что этот кто-то причинил вам боль, – он подался вперед и попытался заглянуть в глаза девушке, –  Кто он? Тот, кто вас ранил и ради которого вы отказываетесь?
Эли отвернулась и отошла к стене, оставаться спокойной было выше ее сил – Карш видел ее насквозь и дернул слишком болезненную струну. Эли тихо произнесла:
– Вернемся к сделке, барон, если вы не возражаете.
– Прошу, зовите меня Викто́р…

– Отпустить Карша?! – Костолиц не верил своим ушам, – Ты в своем уме?! Зачем мы тогда вообще брали его в плен?!
– Я в своем уме, – с холодным спокойствием ответила Эли, – Ты прекрасно знаешь, зачем он нам понадобился, и свою функцию он выполнил. Держать его дальше или пытаться извлечь выгоду, значит нарваться на большие неприятности. К тому же он заплатил за свое освобождение.
– И каким же образом?
Эли не смогла скрыть довольной улыбки:
– Как думаешь, исполнение желания это достаточно дорого?
Марк презрительно фыркнул, Эли лишь усмехнулась в ответ.
– Хорошо, как знаешь! – Марк поднял руки сдаваясь.
– Что там с Айн?
– Потерялась она где-то на Амалькаре. Баг сказал, что у Джаспера там было четыре излюбленные точки посадки, с них и начнем.

***
Айн пожаловалась старичку на то, что Марта не пускает ее наверх, а он посоветовала быть настойчивей, если она хочет показать Марте, что из нее получится хороший воин. Воином Айн быть совсем не хотелось, но если другого пути на орбиту нет, придется сделать, так как сказал старичок.
В результате Айн поругалась с Мартой. Это был очень странный опыт – она еще никогда ни с кем так не разговаривала. Нехватку слов она старалась компенсировать их силой, в итоге прибежал испуганный старичок и отругал их обоих за то, что они кричали друг на друга. От бессилия и невозможности получить желаемое Айн едва не разревелась, но вовремя поняла, что это только ухудшит ситуацию. В итоге, не без помощи старичка, Марта согласилась дать Айн книги по тактике и стратегии боя на малых кораблях и позволить пройти пресловутый тест еще раз.
– Иди за мной, – сухо скомандовала Марта. Она привела Айн в маленькое помещение и показала комм, такой же, как в ее каюте на корабле Марка, привычный и понятный. – Здесь найдешь все, что тебя интересует, повторим, тест завтра.
Айн прочла все, что сумела найти про то, как управлять скоростью и маневренностью, как стрелять и прикрывать, как становиться незаметной и нападать внезапно. На все про все ей понадобилось около четырех часов, по прошествии которых она уснула.
Она села за космосим еще раз, во всех пяти тестах ее разведчик расстреляли, но теперь на это понадобилось гораздо больше времени.
Марта была очень удивлена ее результатами, однако по-прежнему хмурилась и выглядела сердито:
– Я не знаю, что произошло и не верю, что пара прочитанных руководств могли так повлиять на результат теста. Ты хорошо знаешь машину, но у меня стойкое ощущение, что ты села за нее первый раз. Весь твой опыт полетов – этот сим. Пару лет назад, я бы послала тебя ко всем чертям, но сегодня даже ты можешь пригодиться. В крайнем случае, пристроят тебя там в медмодуль. Вечером спустится катер с орбиты и заберет тебя…

На орбите был просто огромный корабль, гораздо больше, чем тот, с которого она убежала, но внутри все было почти такое же. Правда, большинство людей были одеты не в одинаковую форму, а кто во что горазд. На нее оглядывались и обращали внимание – черная одежда, которую когда-то так давно, дал ей Майкл, была уже порядком помята и на фоне всех этих людей выделялась.
Ее привели в маленькую трехместную каюту. Темноволосая смуглая девушка, представившись Лидой, показала ей свободную кровать, шкафчик и чистый комплект одежды. Еще Лида сказала, что форма здесь есть только у офицеров. А офицеры это те, кто отдает приказы, которым все обязаны подчиниться. Едва Айн успела переодеться, как в каюту заглянул сержант и позвал ее на встречу с лейтенантом.

– Назови полное имя, – приказал лейтенант, одетый в синюю форму.
– Меня всегда звали просто Айн, я не знаю, какое у меня полное имя.
– Ладно, с именем разберемся чуть позже. Марта сказала, что ты неплохо знаешь машину, но опыта у тебя нет совсем. Поэтому сейчас твоя задача выжать максимум из обучения на космосиме. Только после того, как ты пройдешь весь курс, я пущу тебя в реальную машину и реальный бой.
Айн согласно кивнула и поинтересовалась:
– А когда я увижу Стаса Жебровски?
– Увидеть его не трудно, – лейтенант показал его изображение на комме – очень ровные черты лица, темные короткие волосы и почти черные глаза. Айн показалось, что, даже глядя с экрана, этот человек заранее знает о ней все. И уши, вроде обыкновенные, но было в них что-то не совсем правильное… Айн постаралась запомнить, как он выглядит.
– Я хочу с ним поговорить.
– Все хотят с ним поговорить, – рассмеялся лейтенант, – но если он будет разговаривать со всеми желающими, у него не останется времени на борьбу с альянсом.
– Я хочу с ним поговорить! – упрямо повторила Айн
– Знаешь что! – рассердился лейтенант, – отличишься в бою, он сам к тебе придет и поблагодарит. А до тех пор изволь заняться тем, для чего ты сюда явилась! Сим тебя уже заждался!
Айн по привычке заглянула в голову к лейтенанту, однако ее разум упруго отбросило, точно также, как до этого у Марты. Потрясенная Айн замерла – уже второй раз она встретила сопротивление при попытке доступа к памяти.
– Свободна! – отчеканил лейтенант, и Айн ничего не оставалось, как подчиниться. Она вышла в глубокой задумчивости и растерянности.
По пути к космосиму, она заглянула в память всех, кто попался ей на пути, и выяснила, что примерно каждый четвертый здесь защищен барьером разной степени упругости.
Здешний космосим был с виду больше и намного сложнее того, что внизу и Айн немного испугалась. Но Лида дала короткие пояснения, и оказалось, что здесь как раз все проще.
– Начнем с решения самых легких учебных задач – удерживать скорость в рамках заданного коридора, не отставать от ведомого и не терять его из виду до окончания временного интервала…
К концу дня вымотанная Айн практически выползла из кресла космосима, Лида помогла ей добраться до каюты и Айн тут же уснула. Лида докладывала лейтенанту:
– Она весь день провела в симе, не выходила даже поесть, хотя несколько раз я пыталась ее заставить. Она практически с первого раза решила все задачи начального уровня и перешла на следующий, но день закончился. Вы уверены, что данные, которые передала Марта, верны?
– Марта еще ни разу не ошиблась. А девочка действительно, очень талантливая… внимательно наблюдай за ней. Я все-таки не исключаю того, что она может быть шпионкой.
Лида согласно наклонила голову.

Айн снился сон: снова девушка в длинных многослойных одеждах – но теперь она улыбалась кому-то тепло и искренне… два бесконечных потока в пространстве – быстрый и широкий багровый и узкий и медленный белый, как две ленты – танцевали вокруг друг друга сплетаясь и расплетаясь… белая вспышка… Айн проснулась от того, что кто-то ее тряс за плечо. Это была Лида. Айн мысленно застонала: – снова космосим… Вчера было трудно, она очень устала и даже после отдыха чувствовала себя не готовой продолжать заниматься в том же темпе.
– Я не смогу сегодня…
Лида равнодушно пожала плечами:
– Тебя вчера никто не торопил и не заставлял выкладываться по полной. Я звала тебя поесть и отдохнуть, ты решила, что это лишнее. Нужно уметь рассчитывать свои силы. Довольно часто бывает так, что мы вылетаем, отдохнув лишь пару часов от предыдущего вылета.
Айн прочла, что у девушки совершенно нет сочувствия ей и ее усталости, лишь раздражение от того, что вместо настоящей боевой задачи и помощи остальным ей приходится возиться с ней. Печаль и боль от недавней потери близкого друга…  
Айн вздохнула, нехотя оделась, привела себя в порядок и поплелась за Лидой на занятия. Сегодня она старалась не торопиться и не отказывалась поесть и отдохнуть. В итоге пришла к выводу, что заниматься в симе очень даже интересно и похоже на игру. В итоге, в конце дня она почти не чувствовала себя уставшей. Напротив, ей хотелось позаниматься еще или узнать что-нибудь интересное. Она ходила вечером по кораблю и разговаривала с людьми обо всем, что приходило ей в голову, но чаще всего о Стасе Жебровски. Мнение о нем у совершенно разных людей было почти единодушным – он очень хороший командир и замечательный человек. В головах людей с его именем было связано уважение, восхищение, беспрекословное подчинение, стремление подражать и даже… любовь. Однако у некоторых он вызывал раздражение или зависть, но таких людей было очень мало.
Лида рассказала лейтенанту про расспросы Айн и добавила от себя лично:
– Я не думаю, что она шпионка, она довольно наивна и проста, слишком выделяется на общем фоне. Кроме того, больше половины задач на симе она решает альтернативными способами, часть из которых в эталонах даже не предусмотрена. Сегодня у нее в приоритете был сам процесс, а не результат – решая задачи, она просто играла. Но учится она очень быстро. Если так продолжится и дальше, через несколько дней она будет готова к реальной машине.
Лейтенант обдумывал услышанное:
– Возможно, ты права, возможно, и нет. Я бы на ее месте постарался быть незаметным и поскорее влился в команду. Но с другой стороны, такое поведение как у нее, снимает подозрения, и настоящему шпиону это было бы только на руку. Продолжай наблюдать и попробуй раскрутить на разговор о ее прошлом.

***
– Что это? – поинтересовалась Эли, потирая сонные глаза и разглядывая данные на мониторах.
– Не знаю, – медленно произнес Марк, – но они выстроены боевым порядком и стоят  у нас на пути.
– Корвет, фрегат и крейсер – плохой расклад, чересчур многовато против одного «Индиго», – окончательно проснувшись, оценила Елена расстановку сил и уточнила  – у тебя все звенья истребителей полны?
Марк согласно кивнул и после некоторого раздумья высказался:
 – Хоть они и в боевом построении, нам пока никто не угрожал. Думаю, стоит связаться с ними и выяснить чего они хотят…
– Костолиц, ты не в состоянии оценить степень угрозы? Ты же видишь, у них нет ни сигнальных огней, ни опознавательных знаков. Они планируют напасть и размажут нас тонким слоем, если мы не начнем действовать, хоть как-нибудь! А ты церемонишься и собираешься разговаривать с ними! Готовь истребители, пока не поздно, иначе потеряем время!
– Капитан, с нами пытаются связаться, – связист посмотрел на Марка, ожидая указаний.
Марк скомандовал:
– Соедините нас.
– Нет! – запретила Эли. – Готовь истребители и начинай нападать! Сейчас! Иначе момент внезапности будет потерян. Так у нас будет маленький шанс!
Марк ничего не ответил, однако отдал приказ:
– Истребители, минутная готовность, но без команды ничего не предпринимать! – он кивнул связному, – соедините нас.
– Эй, на фрегате, – услышал Марк смутно знакомый голос и манеру общения, – вытряхивайтесь из корабля или мы сделаем это сами, через пятнадцать минут.
Связь тут же прервалась и он ничего не успел ответить. Елена красноречиво поглядела на Марка, тот ругнулся сквозь зубы, но тут же озвучил свои предположения:
– Им зачем-то нужен только корабль, в идеале, не поврежденный. То, что они с нами связались, был расчет на дурочка. Они, конечно, не надеются, что этот расчет сработает, однако…
Марк замер уставившись на один из мониторов и что-то прикидывая в уме.
– Время идет, – поторопила его Эли, но он проигнорировал ее и обратился к штурману:
– Рассчитать скорость и вероятность маневра с нынешних координат до их крейсера, с разворотом на тридцать градусов вверх в десяти километрах перед вражеским кораблем, так чтобы пройти над ним в трех-пяти километрах.
Штурман не подал вида, что его удивил приказ капитана, и принялся за работу. Марк обратился к инженерам: – перераспределить энергию щитов  – на днище пятьдесят процентов, на борта по двадцать, остальное на корму.
Штурман отрапортовал об окончании расчетов:
– Курс рассчитан, вероятность успеха маневра полностью зависит от неподвижности крейсера, капитан, в противном случае произойдет столкновение.
– Они не успеют среагировать, а когда поймут, что происходит и начнут двигаться, мы уже пройдем опасную точку, – ответил Марк штурману и тут же обратился к инженеру, – рассчитайте  запуск лирийных двигателей так, чтобы их выхлоп на максимальной мощности пришелся на тот момент, когда мы будем находиться прямо над их крейсером.
Марк  связался с противником и без предисловий, сразу перешел к делу:
– Мы готовы покинуть корабль, только дайте нам отойти немного на безопасное расстояние, чтобы спасательные капсулы с людьми не оказались на пути разгона других кораблей.
– Что-то вы больно покладисты, – недоверчиво, возразил собеседник.
Голос Марка дрогнул, он обреченно ответил:
– Мы прекрасно понимаем, что у нас нет шансов против вас.
– Ну-ну, ладно, отводите свой фрегат. Только без глупостей, вы у нас на прицеле!

«Индиго» набирая скорость, направился вперед прямо на вражеский крейсер, затем неожиданно сменил траекторию и устремился выше.
Замигал индикатор связи, на немой вопрос связиста Марк покачал головой, однако скомандовал:
– Включи одностороннюю!
Отборный поток ругани вылился на них, вражеские корабли почти одновременно выстрелили. «Индиго» сильно тряхнуло, но щиты погасили большую часть  энергии залпа. Тут лирийные двигатели включились на полную мощность и «Индиго» мгновенно исчез из поля зрения врага, оставив после себя лишь струю белого пламени, обрушившуюся на крейсер. Тогда же и оборвалась связь с противником.
Все произошло настолько быстро, что все, кто находился на мостике в этот момент, выдохнули уже тогда, когда враг остался далеко позади.
– Неплохо, – наконец, позволила себе улыбнулась Эли, – более того, хорошо! Лирийный выхлоп на таком расстоянии не хуже выстрела тяжелого орудия. Никогда бы мне не пришло в голову использовать двигатели подобным образом. Им теперь не до нас, но есть вероятность, что они погонятся за нами.
  Это вряд ли, – устало возразил Марк, – их крейсер поврежден, а с фрегатом и корветом мы вполне в состоянии справиться. На нас напал Джаспер, а он осторожен и не ввязывается в сомнительные авантюры.  
– Да, нападение на нас при таком раскладе сил практически гарантировало победу.
– Наш побег удача и чистая случайность    просто повезло, что лирийный двигатель уже был хорошо разогрет. В противном случае нам пришлось бы драться. Только думаю, это не конец, а отсрочка – нас будут ждать на обратном пути и там уже подобный трюк не сработает…

– Почему ты не напал сразу, как мы и договаривались?! Зачем дал ему время подумать и оценить обстановку?! – возмутилась Инга, связавшись с Джаспером. Тот поморщился и убавил звук:
– Хорош вопить, уши закладывает, – ответил он. Потом немного подумал, почесал бороду и невозмутимо продолжил. – Я посчитал, что он никуда не денется. Ну кто бы мог подумать, что этот сукин сын решится на такой безумный маневр?!
– Я ведь тебя предупреждала! – Инга нервно ходила из стороны в сторону, отчего для Джаспера ее изображение то исчезало, то вновь появлялось, – А теперь мы даже не можем за ним погнаться!
– Не мельтеши! Починим твою жестянку, будет как новая. А на его фрегат я успел метку поставить, теперь будем знать, куда он направляется, и на обратном пути уже точно не упустим. Я, как и ты, жажду ему рыло начистить  – он вломился ко мне в дом, украл моего инженера и взял в заложники моего гостя, а это нельзя оставлять безнаказанным! А вот ты, кстати, – Джаспер прищурился, – так и не сказала, за что его от фрегата избавить хочешь.
– За предательство! – отчеканила она, наконец, остановившись и глянув собеседнику в глаза. Джаспер вздрогнул и поспешил отвести взгляд.
Кейн, стараясь казаться невидимым, наблюдал за Ингой и ее беседой с Джаспером и радовался, что она не смотрит в его сторону. Он был бледен и ему было до обморока стыдно, что из за его желания быть рядом с ней пострадает хороший и совершенно ни в чем не виноватый человек. У него возникло желание рассказать Инге правду. Однако представив, что вся ее ненависть обрушится на него, и он снова останется совершенно один, он подавил это желание, спрятав  его глубоко на дно души до какого-нибудь более спокойного и подходящего момента в будущем. Далеком будущем.

***
Карен открыла глаза, вокруг было тихо и темно. Она прислушалась к ощущениям тела – вроде бы все на месте, ничего не болит. Она села, голова слегка закружилась, но все быстро вернулось в норму, за исключением того, что она совершенно не представляла, как здесь оказалась. Последнее воспоминание было о твердом намерении пойти к себе в каюту и вздремнуть и о том, что она это намерение реализовала…
– Черт, где же я? – пробормотала она. У нее возникло ощущение де-жавю, однако быстро прошло – на ее вопрос никто не ответил. Карен терялась в догадках – провалов в памяти после отделения сестры быть не должно и их действительно не было…
Темнота не была кромешной – на бетонном полу была узкая полоса света, нашедшая дорогу из под края металлической двери. Карен подошла к ней и попыталась толкнуть, впрочем, без особой надежды на то, что ее попытка увенчается успехом. Так и было. Дверь была заперта. Она исследовала ее – ни замка, ни ручки на двери не было, значит, она открывается электронным ключом. Однако датчика для того чтобы открыть дверь изнутри тоже не было. Это было плохо – значит помещение специально создано для того чтобы держать заключенных либо оно не предполагает что в нем в принципе возможно запереться изнутри. Она продолжила обследовать место – на противоположной двери стене было узкое окно из толстого матового стекла намертво встроенного в бетонную стену – значит, место находится на планете. От координат, в которых находились она и ее флот последний раз, когда она помнила, до ближайшей планеты не меньше двух дней пути…
Судя по освещению, сейчас ночь… Она прошла от одной стены до другой – шесть шагов и от двери до окна столько же. Она обнаружила откидывающуюся от стены длинную узкую скамью и нишу в стене, в которой стоял мягкий пластиковый стаканчик с водой и пакет с галетой. Карен поднесла галету к узкой полоске света под дверью. Однако упаковка не была ничем маркирована кроме названия, состава и указания питательной ценности на трех языках – английском, русском и хейдаганском. Кроме того, в противоположном углу от скамьи было отверстие в полу, предположительно гигиенического назначения.
Карен решила, что наличие ниши с едой и места для лежания свидетельствует в пользу того что она сейчас заключенная. А за заключенными принято наблюдать, но в темноте сейчас не обнаружить камеру… Она обследовала себя – с нее сняли ремень, комм и каплю-пропуск… но не обратили внимания на усиленный вшитыми металлическими пластинами воротник комбинезона. Однако если за ней наблюдают, нельзя демонстрировать что у нее есть что-то, что ее похитителям может не понравится. Значит, нужно ждать пока станет достаточно светло, чтобы найти глазок камеры и закрыть его. Понятно, что тут же прибегут охранники но за это время она успеет достать и спрятать пластины из воротника, кроме того хотя бы посмотрит на своих тюремщиков. Определив себе план действий, она расположилась на узкой холодной скамье и задремала.
Ее разбудил включившийся свет. Она села и завертела головой в поисках камеры. Найти ее было не сложно – маленькая зеркальная пластина надежно встроенная в бетон над дверью. Интересно, каков у нее угол обзора и где «мертвая» зона… В том что она есть Карен не сомневалась. Она прошлась по периметру помещения и улыбнулась про себя. Ее догадка по-видимому была верна один из углов был несколько темнее чем другие, а если внимательно рассмотреть стену, то можно найти пятна – скорее всего следы крови. Очень удобно в «мертвой» зоне «общаться» с пленными силовыми методами и ее похитители подобными методами с удовольствием пользуются. И хотя кровь пытались отмыть, структура стены и бетона не давала это сделать до конца. С одной стороны находка ее пугала, с другой, она тоже могла бы воспользоваться полученной информацией, только еще не знала как именно…

Понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями!



4 комментария:

  1. Меня пока не убедил барон, в предыдущей главе он был похож на типичного бандита-работорговца, здесь по замыслу автора он должен поражать иронией и тонким умом, но, к сожалению, пока что выглядит просто как хам - поэтому размышления Елены о том, чтобы сотрудничать с ним, выглядят странно, особенно учитывая то, что уже произошло между ними. Даже если предположить, что это была её сокровенная фантазия, мне Елена кажется слишком рациональной, чтобы это настолько влияло на её решения и мысли.

    "лейтенант показал его изображение на комме, и Айн постаралась запомнить, как он выглядит."

    Мне кажется, тут более чем уместно было бы описать, как же, собственно,он выглядит)))

    "Айн, первый раз сев за сим, с ходу справилась со всеми задачами с первого раза." - мне кажется тут "первый" два раза лучше не повторять, тем более что перед этим речь идёт примерно о том же.
    Вообще про Айн пока самая интересная для меня линия, нравится её целеустремлённость и достоверность происходящего, сбалансированность сюжета и поведения героев.

    Маневр Марка понравился)))

    Про Карен очень интригующий момент, интересно, что же случилось О__о

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, думаю, ты прав и про барона надо еще подумать.

      Повторы, ага, спасибо не заметила ))
      Ай, и как же я пропустила про Стаса...

      Спасибо, что читаешь! Твои мысли по ходу очень помогают!

      Удалить
    2. Ну да, мне кажется нужны какие-то моменты, показывающие что это человек, с которым надо считаться, а то вновь получается, что нам показывают персонажа, который должен убедительно выпутаться из такой ситуации, а он шутит про раздевание и т.д - несомненно, это было забавно, но ведь мы знаем о нём пока только то, что он попал в плен во время совершения сделки, что уже говорит не в его пользу - ведь если такое смогли провернуть Елена и Ко, то уж страшные и могущественные враги Карша тем более смогли бы..в ином случае не так уж эти враги страшны)))

      Да, про него лучше добавить конечно)))

      Ура!))

      Удалить
    3. Мысль ясна, думаю, что можно сделать )))
      Спасибо большое!!

      Удалить

 
Copyright 2012 Handmade for dolls.